Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

Удивление

Про день недели

Ни разу не писал про среду.
Удивительная жажда людей всему давать имена и названия.
Вот, например, этот день недели называется среда.
И хотя для каждого из проживающих его он свой, но все равно среда.
Почему-то представилось, что сейчас в какой-то закрытой студии
(сейчас поймете, почему она закрытая)
Снимается порнографический фильм.
Практически документальный.
Исполнитель главной роли глотает какие-то таблетки,
Потому что ему нужно продержаться положенное время.
И ничего, что фильм снимается неделю, а в смонтированном виде будет идти всего десять минут,
Зато дублей много и к тому же исполнительница главной роли не возбуждает.
У неё от природы натуральным остался только характер, да и тот под сомнением.
Остальные прелести от пластического хирурга.
И этого андроида предстоит любить, демонстрируя желание и изображая страсть.
Я пишу эти строки, Вы читаете прочитанное, а неизвестный нам актер
С трудом скрывая отвращение, разворачивает разукрашенную актрису (чтобы не видеть её лица) и ждет команды «Мотор».
Такая у человека среда.
А ведь он мог бы быть поэтом и сегодня получать поздравления?
Написал бы что-нибудь в такой знаменательный день?
Мне повезло больше – я не снимаюсь в порнухе и не пишу стихов.
А значит, эта среда может быть потрачена на что-нибудь более приземленное и менее пафосное.
Даже если в записанное и проскочит нечаянная рифма, то только по случайности.
Встретил купающего воробья, он мокрый и пьяный от счастья, что-то мне проорал из лужи.
Как я понял, что-то о весне и любви, а может просто посоветовал шагать дальше и не мешать купаться.
Кто разберет этих шальных весенних воробьев, особенно в среду?
Дворовый кот, опять же, кувыркался в грязном снегу.
И делал это с азартом и удовольствием, в отличие от актера о котором вспоминали выше
Тот, в данный момент, совершает поступательные движения и мычит, изображая страсть,
На самом же деле он почти плачет от невозможности что-то исправить.
А я здороваюсь с котом, тот кивает мне, между кувырками, и мурчит что-то в спину.
Невозможное небо над головой, лужи под ногами, среда, разгар начала весны.
И чтобы два раза не вставать - «С днем поэзии, друзья!»
Удивление

Эротический рассказ

Соловьев как придет, так сразу и начинает.
Он и так, и этак, а все никак.
То есть не совсем сразу, но смотря что иметь в виду.
Он и рассказы читал, и художественные произведения про любовь, а толку нет. Он даже книжку «Техника секса» купил, но разочаровался.
Про технику секса там более или менее, а как к самому этому делу морально приступить — молчок.
В рассказах же и художественных произведениях — там подробней об этом, но всегда по-разному. Соловьева это раздражало.

И вот он опять приходит и опять начинает.
Он сперва говорит о жизни. Потом предлагает выпить вина, которое случайно принес с собой. Виноградова, то есть женщина, к которой он пришел, соглашается, они пьют вино. Смеркается.
Соловьев подсаживается к Виноградовой, начинает трогать ее. Она сидит, нахохлившись, молча. Молчит и Соловьев, но дышать начинает все труднее.
Вот-вот совсем задохнется, но тут Виноградова отстраняется и предлагает выпить кофе. Они пьют кофе.
После этого Соловьев моет чашки, потому что не терпит грязной посуды на столе, потом подсаживается к Виноградовой и начинает ее опять трогать.
Виноградова сидит, нахохлившись, молча. Молчит и Соловьев, но дышать начинает все труднее.
Полузадохшийся, он вдруг решается и нежно валит Виноградову — и лежит рядом с ней, обессиленный, целуя ее плечо.
От плеча он переходит к шее, а рука в это время...
Но тут Соловьев вскакивает и хрипло говорит:
— Нет. Не хочу опошлять наших отношений!

Потом они долго еще пьют кофе и чай и с интересом делятся мыслями о различных вещах, будучи образованными людьми, до самого утра, благо живет Соловьев в соседнем подъезде и тоже, как и Виноградова, один.
Он пробовал обойтись без предварительных разговоров и вина, но без разговоров и вина Виноградова не позволяла даже подсесть к себе.

Так продолжалось года три или четыре. Или пять.
А потом у Виноградовой заболела сестра в городе Калининграде Московской области, она поехала ухаживать за ней — и осталась там навсегда.

А Соловьев умер.
Он умер, правда, через тридцать восемь лет от старости, и это вроде бы не имеет отношения к рассказу, зато имеет отношение к Соловьеву, а ведь о нем тут речь, а не чтобы рассказ написать.

(c) Алексей Слаповский "АНТИАБСУРД, или КНИГА ДЛЯ ТЕХ, КТО НЕ ЛЮБИТ ЧИТАТЬ"