Category: транспорт

Удивление

Безлимитка присутствия

Отстукивая ритм рукой или щелчком пальцев. В такт срывающегося дыхания.
Не догнать и не остановиться, лишь упасть, Без надежды подняться. Так.

Любовь ни чему не учит. Она равнодушно макает в запредельное, и слегка придерживает, чтобы не вырвался раньше времени. Тебе ничего не остается. Или научиться Жить в невыносимом ритме или сойти с этого поезда, не дожидаясь остановки.

Испарина надежды напоминает возможность будущего, но исчезает с первыми лучами Солнца. Финал слишком безнадежен, чтобы легкомысленно пренебрегать настоящим. Именно сейчас в работе лучшая версия тебя. Вопреки обещаниям разработчика. Хотя он-то как раз ничего особенного и не обещал. Но даже это умудрились подхватить и примастерить вроде морковки под постоянно мокрым носом.

Мысли есть – мыслей нет. Тишина или беспорядочный шум. Ожидание ненужного ответа. Ты разговариваешь с придуманным образом человека, отвечая за него и помалкивая от себя. Это удобно. И в это же время тот, настоящий, даже не вспоминая о тебе, ощущает неловкость момента. Но он ничего не расскажет, ты все равно больше веришь ему придуманному. Сценарий ваших разговоров тщательно прописал и многократно отрепетирован.

Пока остается возможность, хотя бы в мыслях, что-то вернуть и изменить, ты будешь откладывать Жизнь впрок. Непрочитанные книги, забытые обещания, отвергнутые люди. Ты уже никогда этому не научишься, ты не распакуешь коробку и не ответишь на телефонный вскрик. Что ты хочешь от Существования, если умудряешься обманывать свой личный обман обмана самого себя? Тебя не устраивает твоя собственная версия? Для начала оставь в ней свое и отпусти чужое.

Отражается эхо от звуков досады
Успевает созреть невозможность покоя.
Ты пока еще рядом?
Ты когда еще рядом?
Ты всегда будешь рядом?
Удивление

В электричке

Девушка была ослепительно рыжей. Она сосредоточено что-то выписывала из тоненькой книжечки с многообещающим названием «Исполнение любого желания за 30 минут». Время от времени девушка победно обводила, слегка затуманенным, взглядом окружающих. Заметив меня, она чуть брезгливо поджала губки, и тут же продолжила конспектирование. Мне даже стало немного обидно, что я выпадаю из её представлений о прекрасном. Рыжая бестия была хороша, её не портили даже островки веснушек в изобилии покрывавших тело. Я же был стопроцентным дачником-неудачником, в помятых шортах, старых шлепанцах на босу ногу и двухдневной небритостью, да еще и в электричке. Вот если бы в легком льняном костюме, слегка небрежен, и за рулем иномарки…

А мне представилась нерасторопная щука, исполнительница желаний. Вместо того, чтобы исполнить желание сразу или отказать, щука ведет себя непредсказуемо. Она может воплотить роскошное авто посреди вагона метро, построить дом на железнодорожных рельсах или создать принца на белом скакуне в коридоре офиса. И всё это в рамках оговоренных тридцати минут, без уточнения даты. Щука рада быть исполнительней, но её задергали алкающие дармовых чудес современники.
Аука смешной

По понедельникам не подаю:)

Захожу в трамвай, никого не трогаю. Слышу шум в конце вагона, какие-то тетки «весело» и громко орут. Поорали, вроде успокоились. Но не тут-то было. Окликают. Поворачиваюсь. Две, вполне половозрелые особи женского пола, возраста чуть «за», волокут бельевую веревку, на которой прицеплены предметы женского нижнего белья. Тетки возбуждены, явно «веселятся» через силу, потому как стесняются не слабо так. Орут мне, чтобы я, значит, подул на их гардероб, от этого у них удача будет. Вежливо отказываюсь. Настаивают, отказываюсь уже менее вежливо. Понимая, что от меня толку никакого, отстают. Когда выхожу, то еще раз меня нагоняют, щебечут, что нельзя быть таким хмурым и что «видите, как Вы заулыбались, когда нас увидели»…

А рядом, в том же трамвае играл малыш, лет четырех. Самозабвенно так играл, на полном серьезе, так как это умеют делать все дети. Этим барышням бы к нему приглядеться, тогда бы иначе дело пошло – справнее. Развешали бы бельишко по настоящему, мужичков бы около него построили, а за дутье еще и билеты бы отрывали. Это так, навскидку, потому как вариантов тут море и уж точно не нужно было ни к кому приставать, орать на весь вагон, и уговаривать что-то сделать.

Я не стал им помогать, не потому что «слабо». Не люблю, когда пристают на улице. Не люблю, когда призывают меня быть кем-то. У любого человека может быть масса причин для того, чтобы ему быть грустным и невеселым, от усталости или даже от горя. Уважать настроение другого человека – это значит уважать собственную свободу, и не наоборот. Пусть останется у них от меня образ хмурого и занудного мужичка. Могу себе позволить…

Я знаю, это мне за грехи. Было время, проводил я занятия по симорону у нас в городе. Правда, Бог миловал, и выродились эти занятия в нечто другое, потому как тесновато стало в предложенных рамках.
Вот и нагнало меня наказание. Но зачет, будем считать, сдал – выглядел как и положено выглядеть усталому мужику после рабочего дня.