Category: музыка

Удивление

Хранитель. Бремя (время) переживаний

Ранее утро. За окном выводят простенькую мелодию рожки, слышно рычание какого-то крупного зверя. А ещё звучит смех и нездешняя гортанная песня. Скоморохи? Откуда их занесло в наше тёмное время? Ожидаемо услышать что-то непереносимо громкое из спешащего автомобиля. Но чтобы вот так?

В череде необходимых навыков, человека обязательно учат переживать. Мастер-класс дают самые близкие родственники. Не спят ночами, глаз не смыкают, места себе не находят. Пьют показательно лекарства, и оседают в кресло, не в силах вынести. Потом к ним подключаются учителя, а чуть позднее коллеги по службе. Как ты можешь быть таким безответственным? Что из тебя вырастет? Ты подводишь весь коллектив. Любой ценой нужно выполнить это задание. Нельзя подводить своих товарищей. Родители становятся бабушками и дедушками. Теперь показывают, как нужно переживать за внуков. Круговорот переживания в природе.

Времена меняются. Но закаленные в переживаниях за общее дело, успешно передают это знамя в современность. Хотя работают уже давно не за идею. И понедельник не обязательно может начинаться в субботу. Твой работодатель, уже забыл как ты выглядишь. Потому что идея это хорошо, а прибыль гораздо лучше. Но обучение не прошло впрок и ты привычно переживаешь “за дело”.

А потом молодой и эффективный отправляет все сделанное тобой и тебя самого на свалку. И не так уж он и не прав, если по существу. И переживать тебе не о чем. У детей сложилось. И в тебе они не нуждаются. И здесь твои переживания не к месту. Забрезжил неизбежный финал. А что, кроме переживаний у тебя осталось? И было ли?

На каком языке они поют? Эти скоморохи. Вроде бы даже слова понимаешь, а смысл не ухватить. Сон какой-то продолжается? Или это такое пробуждение? В странном месте и неведомом времени. Где поют на улицах своими голосами и дудят в странные дудки. Дичь какая-то. На службу пора. Переживаю что-то. Не все там ладится…
Удивление

В ширину

Широкоформатное молчание. Мысленный автопортрет на фоне бесполезности понимания. Я был там, ты был здесь. Аккуратнее. Мой внутренний другой может быть кем угодно. Но он ждёт. Словно у нас с ним в запасе Вечность. Хорошо бы. Ошибка в расчетах возможна. Ещё несколько возможностей отстыковались. Рад бы, но метроном задаёт другой ритм. Возможно. Широкоформатное молчание. Затмение. Расположение диагональных промежутков. Прощение всегда возможно. Его никогда не бывает много.
Удивление

Сказка про летящее небо, любовь и музыку

Это большое везение. Так улечься у раскрытого окна, чтобы все слышать и видеть. Слышать дождь и видеть тучи и облака. Если повезет ещё больше, то можно разглядеть, как по небу пролетают кусочки неба. Эта странная фраза чудо, как хороша. Среди облаков, которые так похожи на тучи, ведь из них сыплет дождиком, попадаются дырки. Некоторые дырки просто просвечивает, а в некоторые видно голубое небо. И вот тут самое главное забыть про то, что на самом деле облака летят по неподвижному небу. Тогда все и случится. Мимо тебя проплывет лицо человека, который так много вспомнил, что забыл, как забывать. И пролетит кудрявый по краям кусочек неба. Такого удивительного цвета, что ты не сможешь подобрать ему название. Да и не до этого будет. Не до названий. Тут небо мимо пролетает. Такое не каждый вечер показывают.

Она называет себя мужским именем. Но это ничего не меняет. Потому что внешность. Такие черты лица хочется рисовать. Даже, если не умеешь. К нарисованному лицу можно приделать что-то ещё, но это необязательно. Беда тому, кто посмотрит на такое лицо чуть пристальней, чем допустимо. Он уже не сможет отвести глаз. А она этого не заметит. И закружит древняя, как мир игра. Без победителей, но с проигравшими. Нельзя без этого. Иначе может нарушиться шаткое равновесие Мира.

Вот ты сейчас переполнен светом, небом, дождём и счастьем. Может быть вокруг тебя даже кружится нимб. Так тебе сейчас. И качнется Мироздание. Как Ему удержаться, когда такое? Вот тут и пригодится безнадёжно и безответно завороженный. И уравновесит. А когда-то и тебе выпадет время сменить нимб на слёзы. Как-то так и происходит.

К выходу готовится новая туча с дождём. Тяжёлая, изнемогающая от приятного бремени. Гитара, виолончель, скрипка и флейта играют что-то из Моцарта. Такое барочное и подходящее к началу дождливого представления. Музыка старая, а инструменты, в их сегодняшнем виде, во времена Моцарта не существовали. Как и микрофоны, что помогают услышать.

Музыка затихает. Замолкает город. Налетает ветерок, перебирая невидимыми пальцами листья на деревьях. Там,где осины или тополя, листья от такого ветра похожи на стаю взлетающих птиц. Так они шумят. Она чувствует Присутствие, но верит Видению. Это волнует и немного пугает. Как пугает предвосхищение дождя и невозможность заглянуть на кулисы будущего.


Удивление

Вкусовщина

Мессия не любил рыбачить. Издержки ремесла. Рыбе очень больно, когда её поймали. И она бьет хвостом из стороны в сторону, корчится от боли. А ты чувствуешь и пропускаешь через себя любую боль. Какая уж тут рыбалка. Но ученики любят рыбалку и побаловать себя ухой любят. Или зажарить рыбку на углях. Как им объяснить? Да, никак.

Вороны обожают петь. Особенно на рассвете. Но не все разделяют эту страсть. Обзывают пение ворон противным карканьем. И кто бы говорил? Те, кто постоянно просыпают рассветы. И в музыке ценят такое, что ни одна ворона не то, что исполнять, слушать не будет. Конфликт интересов? Разница во вкусах? Или что-то такое, что невозможно объяснить любителям рыбки?

Рисовать ворону просто. Нарисовать ворону невозможно. Поэтому каждый кто рисует ворону, изображает что-то отдаленно напоминающее и желательно забавное. Забавное напоминание вполне может оправдать и даже заменить. Об этом человек узнает очень рано. Когда ты учишься понимать речь окружающих, то понимаешь не все слова. Ты становишься старше, а понятных слов не становится меньше. И ты находишь что-то похожее и напоминающее когда-то вроде бы понятое. В итоге твое понимание состоит из туманных догадок и предположений. На помощь приходит музыка, рисование, пантомима и многое другое, где слова не используются. Поэтому рисовать просто. Нарисовать сложнее.

Мессия любил посидеть с удочкой на рассвете и послушать пение ворон. К удочке не привязана леска с крючком. Рыбы знают это и с удовольствием приплывают ближе. Перед самым восходом солнышка наступает самая настоящая тишина. Ветер затаивает дыхание. Вороны затихают. Рыбы рисуют на речной глади едва заметные круги. Тихо-тихо. Доступное каждому мгновение. Если не проспать и не пользоваться словами.
Удивление

Записки безумного

Пляшущие покажутся безумными тем, кто не слышит музыки (с) Ницше

Я это вижу, и я это чувствую. Даже если мне говорят хорошие слова или показывают одобрительные жесты. Я им кажусь безумным. Странный человек летящий на одном колесе. Потому что нет ни одного разумного довода в пользу того, что я делаю. А музыка? Что музыка. Музыка существует лишь в голове слышащего. Можно договориться о том, чтобы слышать одну и ту же музыку. Но никто не знает, что на самом деле слышит другой.

Музыку удается услышать не сразу. Этого невозможно достичь усилием или тренировкой. Оно случается. И наличие способности слышать ничего не значит. Но можно начать танцевать. И однажды возможно услышать музыку. Потому что тому, кто не танцует, музыка не нужна. Танцем может быть что угодно. Даже неподвижность.

Кажутся ли безумными те, кто не танцует, хотя весь Мир вокруг заполнен музыкой? Нет. Потому что если Мир вокруг тебя заполнен музыкой, то в нём нет безумных. Осуждение или оценки нужны для того, чтобы отделять одно от другого. Ты не можешь не судить пока ты отделен. И пока не слышишь музыку. Верно и обратное.

Какой вдохновенный бред! А что еще может сказать танцующий безумец?
Удивление

Вспомнится же такое...

По каналу «Ностальгия» идет музыкальная передача. Играют и поют русский рок тцатилетней давности. И я, вдруг, вспомнил. Вернее, мне показалось, что я вспомнил, но потом выяснилось, что помню очень мало. Помню лица, но не помню имен. Помню, что это было летом. Но год не помню. Знаю, что многих из участников моего воспоминания уже нет среди Живых. Но и это знаю не наверняка. Завидую людям, что могут вспомнить из своего детства разные подробности, с именами, названиями и прочими приятностями. А может они просто гладко врут? Проверить-то это затруднительно.

Началось все с того, что я захотел научиться играть на гитаре. Это желание было неизбежно. Потому что гитаристов любили девушки, уважали парни, да и вообще. Это было (слово «круто» тогда еще не употреблялось в современном значении) классно (не уверен, что и это слово тогда часто использовалось). Человек, способный играть и петь под гитару, автоматически становился избранным. Так, что желание стоило свеч! Но реальность оказалось ко мне беспощадной. Тогда я еще не знал степень своей бездарности и тугости ума. То, что для сверстников было простым и понятным, для меня становилось часто серьезным испытанием. Гитара мне не поддалась. Совсем. Учитель музыки поставил мне окончательный диагноз. Полное отсутствие музыкального слуха и чувства ритма. Мне не светило. Но тут я влюбился.

Покорить любимую можно разными способами. Но я хотел для нее спеть, небрежно (именно так) аккомпанируя себе на гитаре. И это была серьезная мотивация. Но. Научить меня было некому. Все, кто пробовали, единодушно признавали – это невозможно. И целый год я занимался странным. Брал гитару в руки (когда на ней никто не играл), трогал струны и слушал. А заодно учился настраивать инструмент. Для этого не требовалось знать аккорды или уметь извлекать потребные звуки. Достаточно было правильно покрутить колки и найти нужное натяжение струн.
Ничего сложного. Но, выяснилось, что многие из окружающих меня гитаристов могли лихо бренчать, а вот настраивать инструмент умели далеко не все. Мне хватило года, чтобы достичь в настройке определенных высот. Более того, я даже научился правильно строить первую струну (по камертону или пианино, баяну и т.д). И значит, настроенная мной гитара звучала красиво и играть на ней было удобнее (признак правильно настроенного инструмента).

А играть меня научил бывший уголовник. На семиструнке. Он показал несколько секретов, которых мне хватило. Один из главных на удивление прост – играть нужно, не глядя на гитару.
На шестиструнке я научился уже сам. И довольно быстро обогнал тех, кого когда-то считал великими музыкантами. Потому что я знал, что не умею и значит постоянно учился. А многие прекращают совершенствоваться, как только чего-то достигают. Я же до сих пор учусь. Свою любовь к тому времени я уже разлюбил. Научился подбирать популярные песни практически на лету (слуха нет, нот не знал). И это не прошло безнаказанно. У меня появился и музыкальный слух, да и некоторое чувство ритма.

Тем летом мы решили создать вокально-инструментальный ансамбль. ВИА. Тогда это было модно. И казалось, что нет в этом ничего сложного. Правда в наличии у нас был только один музыкант – я. Самоучка. Но это ничего. Мы видели со стороны, как это делали другие музыканты, и нам казалось, что нет тут ничего сложного. Ударные можно сделать из ведер. На басу играть вообще проще простого. А певцов у нас хоть отбавляй. Мы честно репетировали. У нас оглушительно ничего не получалось, но сам процесс был потрясающий. От меня требовалось то, что называется инструментовкой и аранжировкой. Я даже не представлял, как это делается. В меня верили, я в себя нет. Мы распались, не дав ни одного концерта.

Удивительно. Я никого не помню из тех, с кем мы это затеяли. Хотя вроде бы должен был. Есть некие образы, про них я что-то знаю и только. Но отлично помню наши мечты и разговоры. Помню свое состояние растерянности, когда от тебя ждут то, что ты даже не представляешь. Не знаю, как у других участников того нерождённого ВИА сложилось с музыкой. Мне повезло. Многократно. Все-таки процесс музицировали постепенно изменил и меня. И теперь я бы смог сделать то, что от меня хотели. Правда в настоящий момент пою и играю редко. Очень редко. Хотя и могу. Но тут, как с ездой на велике, окончательно разучиться практические невозможно.
Смотрю на рокеров прежних времен и поражаюсь, как просто (даже иногда примитивно) они играли. Но как лихо они это делали. Слушаю и наслаждаюсь. Да и воспоминание хорошее в гости заглянуло.
Удивление

Брюзжание в день ответов на незаданные вопросы

Когда на нее никто не смотрит, луна находится совсем не в той части неба, где ей полагается быть. © Ослик Иа.

Сделать доброе дело легче, чем быть добрым. (с) Он же.

Когда прыгаешь от радости, смотри, чтобы у тебя не выбили почву из-под ног. (с) Станислав Ежи Лец.
-----------------------------------------------------------------
День ответов на незаданные вопросы. Ответов всегда больше, чем вопросов. А если учитывать вопросы незаданные, то разница будет огромной. Люди редко задают друг другу вопросы, на которые они хотели бы получить ответы. Чаще произносят ответы с вопросительной интонацией. И в этих ответах, в лучшем случае, содержится просьба. Не более того.

Если хочешь быстренько сойти с ума, то попробуй жить, как описывается в книгах по гарантированному счастью или по любовным романам. Любовники предпочли бы молча совершить акт любви, чем произносить (а тем более слушать) всю рекомендуемую ритуалом чушь. А песни про несчастную любовь? Хорошо, если повезло с мелодией и у исполнителя плохая дикция. Но если вслушиваться в слова и пытаться разделить боль несчастного? Какая боль! Боже ж ты мой! Она «не дала» ему или «дала» другому (в отсутствии главного героя). Конец света! Генетальные страдания! Ладно бы, если в планах было зачатие десятка детей и поэтому хотелось обеспечить чистоту помета. Но ведь муки исключительно из-за невозможности поиметь вожделенный объект страсти. Причем здесь незаданные вопросы?

Хочешь быть счастливым? Кто же не хочет? Для тебя плохие новости. Ты, скорее всего, хочешь чего-то другого. Более понятного и осязаемого. Но возможно стыдишься признаться. Хотеть счастья невозможно. Потому что счастье странный предмет (как мед из замечательной сказки с участием Вини Пуха), оно или есть или его нет. И вопросов про счастье никто не задает. Зато с удовольствием дают кучу ответов на тему, как быть счастливым и не нарушить при этом уголовный кодекс. Или это про то «как стать богатым»? Есть ли разница?

Существуют тысячи способов обидеться, и только один простить. Многообразен мир критики и сомнений. И один способ приятия. Написано много книг про несчастье и сопровождающие его муки. Про счастье в лучшем случае короткий афоризм. Ничего, по сути, не объясняющий. Когда ты разговариваешь с кем-то в мыслях, тs на самом деле отвечаешь на незаданные тебе вопросы. Часто это обидно. Тебя убеждают в том, что телепатия невозможна. Не слишком ли много опровержений для того, что не существует, и чем ты занимаешься круглые сутки?

Можно ли научиться не обижаться? Конечно. Вопрос мотивации и тренировок. Не сложнее чем говорить на иностранном языке. Можно ли стать счастливым? Этот вопрос уже лучше. Есть странный ответ на него. Счастливым стать невозможно, но можно быть счастливым. Звучит туманно? Ты уже знаешь кучу способов быть несчастным. Счастье это не противоположность несчастью. В этой фразе подсказка. Тренируй себя в счастье. Если, конечно ты понимаешь, что это такое. Сначала ты будешь имитировать счастье. Симуляция неизбежна. И однажды у тебя получится. Обратное неверно. Если ты тренируешься лишь в несчастье, то какие могут быть вопросы о счастье?
Удивление

Сказка классического бреда

Одна Луна, две Луны, семь Лун, четырнадцать. Стоп-стоп-стоп. Что-то многовато получается? Может считаю неправильно? Или сон сниться? Или головой приложился, неполадки с разумом?
Хм. Всё может быть, но Лун от этого меньше не стало.

Самую главную Благодарность испытываю к тем, кто помогал моему уму сойти с него самого. Штучные люди, редкой породы и невозможной проникновенности. Заслуга их в том, что дали возможность отведать безумия и при этом остаться в рядах нормальных людей. По крайней мере не сразу можно догадаться. Когда безумие пропитывает тебя основательно. И ты из состояние малосольного огурчика переходишь в фазу хрустящего соленого огурца. Тогда ты сбрасываешь с себя поношенные рямки эпотажа и примеряешь одежды незаметности. Учишься гасить взгляд. Неприметным становишься…

Если смотреть по телевизору канал классической музыки, то это всё равно, что телевизор не смотреть вовсе. С той лишь разницей, что удовольствие получаешь и прекрасное качает тебя на своем огромном, уютном колене. Молодой певец с высоким голосом (фальцет кажется называется) и женщина в бальзаковской поре с голосом пониже. Огромный оркестр. Лысый дирижер постоянно подмигивает флейтистке. Играют что-то невыносимо старое и фантастически красивое. Они взяли и поменяли что-то вокруг.

Не знаю, как называется это существо. Не встречалось прежде. Ночной сквер. Немноголюдно. Под фонарем танцует необъятных размеров женщина. Без музыки, в такт ветру и шуму облаков. Рядом с ней мужчина и кроха-малыш за коляску держится. Подхожу ближе. Вместо малыша – кукла, с тряпичным лицом, намалеванным как попало. Мужчина оказывается наброшенным на ветку плащом. Декорации это. И танцует не женщина. Что-то бесформенное. Огромные сверкающие глаза и жуткая кривая улыбка. И жарко около них, терпеть невозможно, хотя вечер прохладный. Замечает меня. Что-то шипит, слов не различить. Отхожу на несколько шагов, чтобы перевести дух, отвлекает громкое уханье над головой. Поворачиваюсь. На кустах ветер играет какой-то тряпкой. Ни коляски, ни куклы, ни пугающего танцора. Только щека горит, да в горле пересохло.

Дома кот Фрося тщательно обнюхивает и смотрит в глаза. Потом уходит в темноту и что-то там с кем-то громко обсуждает. Мяукает на разные лады. Возвращается взъерошенная и довольная. Лун все-таки больше чем обычно.
Удивление

Сон в руку

- Накануне приснилось несколько предварительных снов – Петров осмотрел сказанное, понял, что уже ничего не исправить и продолжил – В одном из снов ко мне привязался какой-то скользкий типок. Заискивал, постоянно что-то поправлял во мне. И голос у него противный такой

- Булькающий – проворчал Дракон. Петров вздрогнул. Ему показалось, что Дракон крепко спит. Но с драконами никогда, ни в чем нельзя быть до конца уверенным.

- С людьми тоже – закончил мысль Петрова Волшебник и жестом предложил продолжать рассказ.
Read more...Collapse )
Удивление

Загадочная история без отгадки

Наверно щитовидка виновата. Где-то слышал, что с возрастом она меняет что-то там гормональное и становишься не в меру сентиментальным. Так или иначе, а классическую музыку слушаю все чаще. И ложится она на душу так удачно, что ух как хорошо. Сейчас, пока записываю этот текст, звучит что-то совсем ванильно-зефирное в исполнении струнного квартета с виолончелью соло.

В деревне у нас (где мы провели отпуск) со связью не просто плохо. А практически никак. Что, конечно же, огромный плюс, потому что автоматически вычеркивает из пожирателей времени и интернет. К нам не дозвониться. Но мы в принципе связаться по мобиле можем, если покинем двор и выйдем на заветное место, где вроде бы «берет».

Луна еще не набрала полный размер, и была похожа на небрежно обрезанную сырную голову. Что не мешало ей заливать таинственным светом окрестности. Было около полуночи. Достаточно темно и вполне светло. Загадочное время.

Дозвониться так и не удалось, и я уже хотел идти спать, как услышал из темноты странные звуки. Кто-то невидимый монотонно бил в огромный барабан, и под этот странный аккомпанемент жутковато подвывала скрипка. Оба инструмента явно были синтезированы и звучали от этого особенно страшно.

Звуки приближались. Темнота неохотно выпустила бесформенную тень. Когда тень поравнялась со мной, то оказалось старым автомобилем. Машина ползла по неосвещенной деревенской улице, с выключенными фарами и без света в салоне. Водителя разглядеть не удалось. От этого по спине побежали мурашки. Авто замерло на мгновение. Странная музыка стихла. Изнутри кто-то ударил по крыше. Снова ухнул барабан, заголосила скрипка, и жуткий автомобиль продолжил свое неторопливое путешествие. Метров через десять, темнота поглотила его и только пугающие звуки напоминали о том, что это был не мираж.

Столб, мимо которого только что проехала машина, отбрасывал едва заметную тень от луны. А вот от страшилки на колесах не было никакой тени. Луна словно бы и не заметила ее. Брр.

Уснуть удалось не сразу. Варварская мелодия оказалось на редкость привязчивой, и постоянно звучала в голове. Мысли путались. Предположения о том, что это могло быть, с ветерком сменяли друг друга. И тут я догадался и …сразу же крепко заснул.