Category: лытдыбр

Удивление

Безфинальное

Художественное произведение принято заканчивать. Придумано много вариантов финалов. Иногда финала нет. По причинам или без. А иногда записан только финал, а то, что ему предшествовало, так и не случилось. Это кажется странным. Финал же не может существовать сам по себе? Как будущее невозможно без... А вот и да.

Финал человеческой Жизни самодостаточен. Для него не имеет значение ни прошлое, ни тем более настоящее. Поэтому записать такой финал невозможно. Есть узелок, готовый развязаться, а нити, от которой узелок рожден, нет.

У моих сказок нет финалов. Они подобны повисшим в пустоте нитям. Все герои Живы. И словно бы ненадолго вышли. Готовые вот-вот вернуться. Именно поэтому с ними можно общаться. Не исключено, что кто-то из моих немногочисленных читателей, ведет неспешные разговоры с Расколбасовым, гуляет по городу с Петровым или безумствует с Волшебником и Драконом. Мне, как, автору знать это необязательно, а может даже и вредно.

Мне повезло. Я так и не успел стать настоящим писателем и из меня не получился полноценный сказочник. Схожесть с собственными героями очевидна. Я словно бы в нескольких шагах от того, чтобы стать. Хотя давно уже ушел в другую сторону. И забыты записанные когда-то сказки, но только для того, чтобы не занимать место для возможных новых. Метафора Жизни - неизбежное и неотвратимое падение. Метафора ходьбы - чтобы сделать шаг, нужно начать падать. Метафора финала - только финал и возможен.

(c) Художник Дмитрий Сулимов "Путешествие в сказочный город"
Удивление

Вспомнится же такое...

По каналу «Ностальгия» идет музыкальная передача. Играют и поют русский рок тцатилетней давности. И я, вдруг, вспомнил. Вернее, мне показалось, что я вспомнил, но потом выяснилось, что помню очень мало. Помню лица, но не помню имен. Помню, что это было летом. Но год не помню. Знаю, что многих из участников моего воспоминания уже нет среди Живых. Но и это знаю не наверняка. Завидую людям, что могут вспомнить из своего детства разные подробности, с именами, названиями и прочими приятностями. А может они просто гладко врут? Проверить-то это затруднительно.

Началось все с того, что я захотел научиться играть на гитаре. Это желание было неизбежно. Потому что гитаристов любили девушки, уважали парни, да и вообще. Это было (слово «круто» тогда еще не употреблялось в современном значении) классно (не уверен, что и это слово тогда часто использовалось). Человек, способный играть и петь под гитару, автоматически становился избранным. Так, что желание стоило свеч! Но реальность оказалось ко мне беспощадной. Тогда я еще не знал степень своей бездарности и тугости ума. То, что для сверстников было простым и понятным, для меня становилось часто серьезным испытанием. Гитара мне не поддалась. Совсем. Учитель музыки поставил мне окончательный диагноз. Полное отсутствие музыкального слуха и чувства ритма. Мне не светило. Но тут я влюбился.

Покорить любимую можно разными способами. Но я хотел для нее спеть, небрежно (именно так) аккомпанируя себе на гитаре. И это была серьезная мотивация. Но. Научить меня было некому. Все, кто пробовали, единодушно признавали – это невозможно. И целый год я занимался странным. Брал гитару в руки (когда на ней никто не играл), трогал струны и слушал. А заодно учился настраивать инструмент. Для этого не требовалось знать аккорды или уметь извлекать потребные звуки. Достаточно было правильно покрутить колки и найти нужное натяжение струн.
Ничего сложного. Но, выяснилось, что многие из окружающих меня гитаристов могли лихо бренчать, а вот настраивать инструмент умели далеко не все. Мне хватило года, чтобы достичь в настройке определенных высот. Более того, я даже научился правильно строить первую струну (по камертону или пианино, баяну и т.д). И значит, настроенная мной гитара звучала красиво и играть на ней было удобнее (признак правильно настроенного инструмента).

А играть меня научил бывший уголовник. На семиструнке. Он показал несколько секретов, которых мне хватило. Один из главных на удивление прост – играть нужно, не глядя на гитару.
На шестиструнке я научился уже сам. И довольно быстро обогнал тех, кого когда-то считал великими музыкантами. Потому что я знал, что не умею и значит постоянно учился. А многие прекращают совершенствоваться, как только чего-то достигают. Я же до сих пор учусь. Свою любовь к тому времени я уже разлюбил. Научился подбирать популярные песни практически на лету (слуха нет, нот не знал). И это не прошло безнаказанно. У меня появился и музыкальный слух, да и некоторое чувство ритма.

Тем летом мы решили создать вокально-инструментальный ансамбль. ВИА. Тогда это было модно. И казалось, что нет в этом ничего сложного. Правда в наличии у нас был только один музыкант – я. Самоучка. Но это ничего. Мы видели со стороны, как это делали другие музыканты, и нам казалось, что нет тут ничего сложного. Ударные можно сделать из ведер. На басу играть вообще проще простого. А певцов у нас хоть отбавляй. Мы честно репетировали. У нас оглушительно ничего не получалось, но сам процесс был потрясающий. От меня требовалось то, что называется инструментовкой и аранжировкой. Я даже не представлял, как это делается. В меня верили, я в себя нет. Мы распались, не дав ни одного концерта.

Удивительно. Я никого не помню из тех, с кем мы это затеяли. Хотя вроде бы должен был. Есть некие образы, про них я что-то знаю и только. Но отлично помню наши мечты и разговоры. Помню свое состояние растерянности, когда от тебя ждут то, что ты даже не представляешь. Не знаю, как у других участников того нерождённого ВИА сложилось с музыкой. Мне повезло. Многократно. Все-таки процесс музицировали постепенно изменил и меня. И теперь я бы смог сделать то, что от меня хотели. Правда в настоящий момент пою и играю редко. Очень редко. Хотя и могу. Но тут, как с ездой на велике, окончательно разучиться практические невозможно.
Смотрю на рокеров прежних времен и поражаюсь, как просто (даже иногда примитивно) они играли. Но как лихо они это делали. Слушаю и наслаждаюсь. Да и воспоминание хорошее в гости заглянуло.
Удивление

Ручная биография. По пути разочарований

Постоянно разочаровываю в себе других людей. Не дожидаясь пока они сами до этого дойдут. Рад бы иначе, но это самый мягкий вариант продолжения. Хотя и кажется, что это окончание.

В горячке разочарования слышу, что сдулся, что не осталось во мне прежнего огня и восторженной жизненности. Не спорю. Это правда. Огонь не может быть прежним, он всегда новый и всегда разный. А восторженность – это искры, они неизбежны, но тут же забываются, сделав свое дело.

Разочаровавшись, человек уже не может остановиться. Он начинает творить. В меру безрассудности и сил. Я улыбаюсь. Искра восторженности не угасла. И хорошо, что ниточки оборвались, не будут мешать полету. Если ты помнишь про огонь, от которого когда-то загорелся, это плохо. Когда горишь сам, то о других кострах забываешь.

Мне повезло. При полном отсутствии талантов и способностей я не мог бы загореться от другого огня. Слишком сырые дровишки. И поэтому пришлось греться рядом с Дежурным Богом. Понемногу сдружились и незаметно оказалось, что что-то там уже у меня тлеет. Дальше больше.
Один шаг до того, чтобы начать огнем делиться, но я помнил главное. И не изменил Пути разочарования.

Есть люди, которым необходимо учить других. Так они согревают и согреваются сами. Есть люди, с потребностью постоянно учиться. Это их вариант горения. А есть незаметные одиночки, гуляющие по тропам разочарования. Они ни чему не учат и редко у кого-то учатся. Такова природа их Жизни. Низко склоняюсь перед теми, кто во мне разочаровался. Это лучше признание правильности Пути.
Удивление

Восхищение умом

Меня окружают умные люди.
Меня окружают очень умные люди.
Меня окружают феноменально умные люди.
Они обдумывают, анализируют, сопоставляют.
Планируют, прогнозируют, делают выводы.
Каждый свой шаг, каждое действие других – подвергается уму.
Я им когда-то очень завидовал -
Создатель не дал мне такого завидного ума.
Потом я над ними смеялся –
Но это опять же от недалекого разума.
А потом я понял, что  все не так уж и запущено.
Одна из причин сильного ума – отношения со временем.
Если человек признает существование времени, то его мысли становятся сильными.
Мыслям нужен простор и нужна перспектива – время дает это.
Если человек живет одним днем или одним часом или одним мгновением,
То его мысли кратки и недолговечны.
Но это не значит что, такой человек лишен ума.
Просто ум этого человека другой.
Он направлен на то, чтобы сопереживать и чувствовать.
Переживания и чувства – коротки, мгновенны.
Невозможно одновременно обдумывать что-то и чувствовать.
Нужны и умные люди и чувствующие.
Жаль, что они не  всегда понимают друг друга.
Я восхищаюсь умными людьми и очень люблю их.
Для меня они как пришельцы из других миров,
Способные одной силой мысли додуматься до такого, что и представить не могу.
Но им со мной бывает забавно!
Ведь чувствующий человек идеальный слушатель и благодарный ценитель.
А еще он прекрасное зеркало, не отягощенное большим умом, практически пустое.
А в зеркало полезно иногда заглядывать.
Мне повезло – меня окружают умные люди.
Они всегда знают как правильно и как должно быть.
Удивление

Мой внутренний Обломов

Мои родители, прожив довольно длинную Жизнь, ни разу не летали на самолете. Так сложилось. Я, наверно один из немногих окружающих меня, не был ни разу за рубежом (исключая страны ближнего зарубежья, в которые во времена Советского Союза можно было попасть также легко, как к себе на дачу). Так что я повторяю во многом уклад Жизни моих родителей, конечно, что-то может еще изменится, но пока по факту дело обстоит именно так.
конечно под кат...Collapse )