Category: еда

Удивление

Отрывок из мифологии забываний

Это мог быть отрывок из пухлого романа или добротной повести, или хотя бы из неплохого рассказа. Но у отрывка свои планы на Вечность, то есть – никаких.

Современники, жившие рядом с тобой, будут помнить тебя по последним обидам. Даже если ты совершал по несколько подвигов на день или купал окружающих в заботе. Только обиды достойны памяти, и с этим ничего не поделать. К обидам следует присмотреться и по возможности не скупиться на этот специфичный товар. Тем более, что спрос на него только растёт. Но и здесь тебя ждёт неудача, заранее невозможно предсказать, чему суждено стать обидой.

Любая обида со временем портится, и на смену обидам придут воспоминания с элементами легенды и эпоса. Тебя вспомнят ещё раз, но уже как героя историй (в которых рассказчик занимает не последнее место). Истории будут безбожно перевираться, обрастать новыми подробностями, пока в них от тебя ничего не останется. И тебя снова забудут.

После человека что-то остаётся. Кроме обид и вымыслов. Это что-то может пережить много поколений и неожиданно выйти на сцену времени. И тогда тебя могут вспомнить ещё раз. Перепишут набело твою биографию, смелой ретушью замажут ненужное и дорисуют нужное. И тут, как повезет. Твоё имя может остаться с людьми или тебя уже забудут окончательно.

Словно в огромном котле. Варится бульон по имени Время. А если что-то варится, то значит кто-то это однажды съест, а кто-то послужит приправой.
Удивление

Не только про Красную Шапочку

“Можно часами ходить от стола к шкапу и от шкапа к дивану и не находить выхода” (Даниил Хармс).

Щенячье ощущение молодости. Когда ты не строишь планов, не вырабатываешь стратегию, но беспочвенно уверен в том, что Это случится. Что Это? Что угодно! Потому что Оно не может не случиться. Оно, конечно же не случается, или случается не так или вообще. Но подобные мелочи ничего не меняют. До поры.

Красная шапочка плохо помнила историю с волком и бабушкой. Лет прошло немало. И с каждый годом что-то забывалось, а вместо забытого придумывалось новое. Это перемешивалось, доводилось до кипения, снова перемешивалось, потом остужалось. В результате заваривалась такая невероятная каша, что ее совсем не хотелось пробовать и вспоминать былое.

Сказка заканчивалась на том, что у волка вспороли брюхо и оттуда вышли все, кого он слопал. Про дальнейшую судьбу волка ни слова. А он выжил. В тех лесах гастролировал какой-то звериный доктор с плохо произносимым именем. Этот доктор зашил волка. Какое-то время понаблюдал его, а потом оставил заботам Красной Шапочки и её родственников. Выходили волка. Выкормили с ложечки. В лес он больше не вернулся. Воротило его с мясного. Когда Шапочка вышла замуж за сына одного из дровосеков и у них родились крепенькие близнецы, волк возился с младенчиками, менял пеленки, пел колыбельные. Когда малыши подросли, катал на спине и учил выть на Луну. А потом волк состарился. И однажды ушел в лес и не вернулся.

Шапочка поставила опару с вечера. За ночь поспеет и можно будет замесить тесто. Пирожки все любят, вот только кормить пирожками некого. Шапочка уже давно бабушка, но внуков видит редко. Далеко они живут, в большом городе. Пока до внуков пирожки доедут, зачерствеют и вкус потеряют. Поэтому пирожки съедят звери и склюют птицы. Жалко, что в лесу не водится волков.

Никуда оно не девается. То самое шенячье чувство из молодости. Просто не хочется, а с этим уже ничего не поделать. Хорошо, что волка тогда на лапы подняли.
Удивление

Охота

Сон рухнул на Рудольфа Петровича. Закрутил, запутал, напугал. Это была охота. Охотников не видно, но слышно загонщиков. Лай собак, то приближается, то отдаляется. Рудольф Петрович побежал вперед и тут же наткнулся на флажок. И понял, что за флажок ему нельзя. И вопрос “почему нельзя” даже не возникал. Нет и всё. Несколько шагов с сторону, опять флажки, уже другие. Нельзя. Страшно-то как. А зачем он побежал? Почему решил, что охота на него? Откуда эта паника перед флажками? Думать некогда! Бежать! Куда? Неважно. Стоять нельзя. Потому что охота.

Это слишком просто и наглядно, чтобы напугать. Человека окружают убеждениями разных видов, чтобы удержать в пределах определенной территории. Убеждения могут противоречить друг другу, но с точки зрения того, кто их расположил вокруг человека, это неважно. Человек мало меняется, но, если, вдруг такое произойдет, путь человеку преградит убеждение. И какое-то подойдет. Не может не подойти. Полезно-вредно, приятно-противно, опасно-комфортно и так далее. Кого-то загоняют обещаниями вкусной еды, кого-то предвкушением долгой Жизни, кто-то попадается на внимание и славу, а кто-то на божественную благодать. Убеждение - не самое подходящее для этого случая слово. Но и это не важно. Главное, чтобы флажков было достаточно. Чтобы добыча не ускользнула от охотника.

Рудольф Петрович вывалился из сна, проснулся. Понял, что он забыл кто он, а когда вспомнил, то захотел забыть. Реальность, в которую он проснулся, мало чем отличалась от жуткого кошмара. Сейчас он встанет, пойдет в туалет. Приготовит завтрак. Поест. Примет утренние таблетки и пойдет на службу. Пешком. Хотя может и поехать. В нужное время обеденный перерыв, потом снова будет что-то делать. Пешком домой. Телевизор, может Интернет. Новости. Переписка с кем-то. Спать. Если проснется, утром все повторится. Шаг вправо, шаг влево. Некуда бежать. Он есть и спит, чтобы работать. Он работает, чтобы есть и спать. Он пытается быть здоровым, чтобы есть и спать, и лучше работать. Отдыхает для того же. Возможны варианты, но они приведут к тому же. Что-то почитать, посмотреть, послушать. Сделать. Возможно, пробежать, проехать. Поднять, опустить. Выпить. Он здоров, он болен. Это ничего по большому счету не меняет. И по маленькому счету тоже.

Кот потянулся и прыгнул за солнечным зайчиком. И кот, и солнечный зайчик знали, что эта охота без добычи. Но процесс был увлекательным. Зайчик для порядка погонял кота по комнате, а потом спрятался за шкафом. Кот лег и уснул там, где его застал сон. У кота не было убеждений, у него был набор реакций на происходящее вокруг. И этого было достаточно. На кухне загремела банка с кормом. Можно сбегать и вкусно поесть. Солнечный зайчик ничего не знал о том, кто он и зачем он. Из-за шкафа он так и не появился. Он возник на закате, около балконной двери. Рядом с замершим Рудольфом Петровичем. Тот смотрел на закат и ни о чем не думал.
Удивление

Весна. Зарисовки с натуры.

В мире происходила среда и верховодила относительность. Не от большого ума, а скорее от недостатка других способов познания.

Мне казалось, что я иду быстро. Но за спиной застучали каблучки. И мимо меня легко и непринужденно прошагало изящное и стройное создание. Я в специально обученных на быструю ходьбу кроссовках, она в сапожках на высоких каблуках. Асфальт местами мокрый, местами покрыт льдом. Не разгонишься. Но с действительностью не поспоришь. Поднажал, и кое-как смог догнать и перегнать. Теперь, в моей реальности, я шел почти на пределе возможностей. Еще немного и уже перешел бы на бег. Незнакомка непринужденно и легко шла за моей спиной. Она меньше меня ростом, значит шаги короче. Что-то я про себя не знаю.

За ларьком на автобусной остановке три колоритных персонажа поправляли здоровье настойкой боярышника. Мужчины были мне знакомы. Часто встречал их в разных вариантах попрошайничества. Они были похожи на бомжей, но по некоторым признакам было понятно, что не все так просто. Однажды, одного из них я застал за чтением Тургенева. Он именно читал, удобно расположившись под липой на матрасе, а не делал вид. Другого как-то встретил в "штатском". Он был в цивильном костюме при галстуке и с букетом в руках. Сегодня с ними была дама. Немного потрепанная, но при этом привлекательная. Ритуал распития был обставлен со всеми возможными при данных обстоятельствах удобствами. Напиток разливали в мерный пластиковый стаканчик. Видимо он был приобретен вместе с настойкой в аптеке. На одноразовой тарелке бутерброды и горстка конфет. Выпивали неторопливо, делая основательную паузу после приема внутрь. Пустые пузырьки складывали в пакет. Заметив меня, мужчины приветственно помахали. Они частенько заводили со мной разговоры, когда я был на одноколеснике. Это и объясняло наше безымянное знакомство.

Молодая мама с малышом лет четырех. Малыш горланит во всех горло, требуя в ультимативной форме, чтобы "она ему все отдала". Женщина терпит, сколько может, не обращая внимания. Потом останавливается и начинает "объяснять". Карапуз внимательно выслушивает (ни слезинки) и начинает орать еще сильнее. Видимо знает, что долго мать не выдержит. Неожиданно с соседнего дерева срывается ворона, приземляется у ног малыша, громко каркает и тут же взлетает обратно на ветку. Занавес. Больше "великий манипулятор" не издал ни звука. Крепко схватил маму за руку и старался не отставать. Я помахал спасительнице. Какой изящное и эффективное решение нашла эта ворона.
Удивление

Немотивируемые строки

“Мотива́ция (от лат. movere) — побуждение к действию; психофизиологический процесс, управляющий поведением человека, задающий его направленность, организацию, активность и устойчивость; способность человека деятельно удовлетворять свои потребности” – из толкового словаря.

Я хорошо помню времена, когда это слово было мало известно и уж точно не применялось направо-налево и во все другие стороны. За словом находится понятие, за понятием применение. Или может быть всё наоборот? Это не так уж и важно. Интереснее заглянуть в те места, что находятся за словом и немного поиграть с этим. Окружить себя заблуждениями, ошибками и недопониманиями. Они еще ни разу не подводили. Записывание обещает быть интересным. Потому что автор и сам не знает куда оно его приведет. Чтение не рекомендуется. Оно может оказаться …небезопасным. Или даже разочаровать. А кому это надо?

Сегодня мотивируют все, кому не лень. Мотивируются все, кому лень. И те, и другие, сделав «страшные глаза» утверждают, что мотивация это «наше» всё (в смысле их всё). Потому что если бы не мотивация, то где бы они были. И вообще. Как же так? Еще недавно это понятие не то что не применялось в повседневной Жизни, о его существовании мало кто подозревал. Или это не так?

В переводе на язык повседневности, мотивация – это уговоры. Человека уговаривают сделать что-то, научиться чему-то. Для этого обещают всякое и разное. Часто обманывают (совсем немного, для «пользы дела же». А человек (которого мотивирует) по каким-то причинам сам не может сделать или научиться. Или не хочет. Или у него есть еще какие-то причины. Хм. Ничего нового в уговорах нет. Другое дело, что применяли их чаще всего с целью манипуляции человеком и для достижения каких-то своих целей.

Есть предположение, что в наш, современный Мир, мотивацию протащили какие-то ловкие дельцы. Лихие ребята, которым было мало что-то продать, им хотелось, чтобы клиент сам (уговаривая) «мотивировал себя» на покупку. Если допустить это предположение, то многое становится на свои места.

У тебя есть причины, что-то не делать (не покупать, например). А у кого-то есть огромное желание убедить тебя в обратном. И тогда на помощь приходит мотивация. Тебе рисуют красивый и удивительный Мир, полный возможностей и достижений. Ты почему-то в него пока не хочешь, поэтому тебе нужна, что? Правильно, морковка. Вкусная такая, аппетитная, ароматная. Прием нехитрый, говорят хорошо работает на осликах. Перед мордой осла подвешивают морковку и осел весело спешит её заполучить. Но морковка движется вместе с осликом. В этом и задумка.

Но ведь мотивация «работает»? Конечно! И успешно. Иначе бы не предлагали её на каждом шагу. Вот только работает они чаще всего для тех, кто мотивирует. Ничего личного.

А можно ли без мотивации? Конечно. Более того, именно без мотивации ты и способен действительно чего-то достичь. Достичь того, что тебе Жизненно необходимо. Достичь того, что ты очень хочешь. Достичь того, без чего тебе не обойтись. И здесь аккуратнее. Мотивация – это своего рода «пищевая добавка, идентичная натуральной». Сейчас много таких. Дают вкус лучше настоящего. У тебя могут быть сомнения, мало сил, недостаточно возможностей (вкус слабоват) и тебе могут подложить мотивацию (чтобы усилить, помочь). Уговорить. И заодно предложить что-то такое без чего тебе будет сложно самому (да что там говорить, таки невозможно) чего-то достичь. И всё. Вместо дела, ты получишь много мотивирующих разговоров, успокоительных фраз и еще что-нибудь «в помощь».

Существую только один способ что-то сделать. Делать. И никакая мотивация для этого не нужна. Если у тебя есть цель (не путать с уговорами), если есть мечта (она не нуждается в мотивации), если тебе необходимо сделать (зачем лишние слова) ты будешь делать. Возможно у тебя не получится. Может оказаться так, что ты не научишься. Не достигнешь цели. Но ты будешь Делать! Если же ты нуждаешься в мотивации, то ты и не собирался что-то делать. Тебе нужна была отговорка. Мотивация – отличный способ такой отговорки. И при случае можно объяснить причины, по которым ты «еще пока не сделал». Будущее неизвестно. Никто не может точно знать, что ты получишь в результате того или иного действия. Действие происходит в настоящем. Когда тебя манят красивым будущим, будь осторожнее. Не всякая мотивация так уж полезна и необходима.

Этот спорный текст никуда и никого не призывает. Он был записан исключительно в целях совершения действия. Без мотивации. В качестве примера и не более того.
Удивление

Время Себястьяна

Себястьян замешкался, пропустил мигающий желтый и выкатился на перекресток с соблюдением всех возможных правил дорожного движения. При таком раскладе ему ничего не угрожало, но и не светило. Обиженно фыркнув, Себястьян втянул сколько смог и расплылся. Обещание сбылось.

Когда наступает время сделать вывод, сдержаться невозможно. Говорят, что вроде бы можно выдохнуть или даже отвлечься, но подобные герои давно покинули, чем и подтвердили. Лучше не кривляться, а делать выводы пока можешь. Когда наступит время сдерживания, еще успеешь позабавиться. Чернил останется ровно на одно письмо. Жди потом каравана.

Есть разница между отпилить и отрезать. В ней про семь раз и третьего лишнего. Поговорки утомляют своей убедительностью. Но где бы ты был, если бы думал только выводами? Мед и пиво пил, по губам текло, а в рот? Что в рот? Да ничего. Сиди тут и давись своим соленым дымом и пачкой потрепанных обещаний. У тебя был упитанный и дрессированный фонтан, но теперь зима и неизвестно.

Восклицательные знаки не отбрасывают тени. Это унизительно, но другие знаки препинаются не обращая на это внимания. Себястьян проснулся и какое-то время пытался понять. Делать выводы с утра пораньше не хотелось. За окном пел кот и прогноз погоды. Выданные обещания раскачивали форточку и это выглядело убедительно.

Как бы там оно ни было, расписание на позавчера еще не актуально. И дело не только в прошедшем времени, а еще и в готовности согласиться с неизбежной неизвестностью. Тебе не грозит разжижение и проституция мыслей, если ты не пропустишь мигающий желтый. И речь не за светофор, как бы не хотелось признать обратное. Время Себястьяна. Измерительный знак сокровищницы дребезжащих стекол.
Удивление

Раз, два, три, четыре, пять. Не пойду тебя искать

21 сентября - День поиска сказок.
--------------------------------

Почему бы и да. Но если быть честным, то неплохо назначить день пряток от сказок. Чтобы можно было передохнуть от их бесцеремонного внимания. Кому как везет. Сказочнику грешно сетовать на внимание сказок. Неспортивно это. Сколько людей, затаив дыхание, тщетно пытаются хоть какую-то сказочку разглядеть? А у сказочника безлимитка. И плата за это пустяшная. Рассказывай время от времени сказки. Приобщай население (не только людей) к сказочному. В меру имеющихся способностей и отмеренного таланта. А если нет ни того, ни десятого, то и это не беда. Хорошая сказка, если она решила, что именно этот сказочник будет её проводником, найдет способ подтянуть его скромные литературные данные.

Осень странное время года. Сентябрь, например, похож на колесо. А октябрь на ноту «Ре». Ноябрь – месяц неуловимого рода. Ни женский, ни мужской и ни средний, а неуловимый. С зимой и летом, более или менее понятно. Или цветет, жара и лето. Или замирает, холодно, снег и зима. Осень – переход. Колесо-сентябрь набирает обороты. Октябрь задает необходимую тональность, чтобы ноябрь, возможно, привел в зиму. Птицы про это давно знают, поэтому, пользуясь возможностью, сбегают. Медведи и прочие ежи засыпают. А люди? Что люди. Эти приспосабливаются. Думая, что смогли обмануть осень и поняли зиму.

Из вкусного. Фрукты и овощи. Ночи с бархатной темнотой. Небо особенного цвета и
манящей бездонностью. И сны. Реальные до дрожи. Вещие и пугающие. Как-то так. Это осень. С летом женского рода внутри и запахом безнадежности. Чувствуешь, что всё знаешь. Не можешь не знать, иначе быть не может. А что делать с этим знанием и как быть с этим чувством? Вооот. Это осень. Попробуй в ней спрятаться от сказок или их найти.
Удивление

Популярная квантовая механика (Скачок)

Девушка-официант ловит мой взгляд. Она безнадежно молода и так же бесповоротно хороша собой. И ей зачем-то понадобился мой взгляд. Может для коллекции, а может я себе все придумал, пока выбирал из скромного меню, «борщ томленый в печи».

Отвлекаюсь и цепляюсь глазами за глаза. Странная и непонятная штука – зацепиться взглядом. Как объяснить, что такое взгляд? Где у него начало, а где конец?
Разве взгляд можно потрогать, понюхать, лизнуть, услышать? Увидеть, наконец? Ничего из перечисленного. А зацепиться – легко. И я зацепился.

И начался отcчет на вечности. Невыносимо тонкая граница, когда мгновение переходит в вечность. Если не удержался на мгновении, то проваливаешься в безвременное вечное. Еще немного и я уже не буду прежним, я уже никогда не буду прежним. И некуда будет вернуться. Поэтому режу по Живому. Пусть останусь без хвоста, но хотя бы уцелеет что-то помнящее меня другого. Как же я понимаю боль ящерицы, теряющей самое красивое, ради необходимого.

Взгляд у девушки-официанта вспыхивает и медленно тлея, затуманивается. А что мне делать? Был шанс не вернуться и снова вляпаться в нежелательную и незапланированную влюбленность. Зато мне принесли борщ. Томленный в печи, как и обещали. Почти как дома, все на месте.

Понимание – это не состояние. Понимание – волна, содержащая, кроме прочего, и ощущение, что познал нечто. Познать нечто – это как раз и есть тот самый квантовый скачок. Что-то поменялось, определенно есть причина удивиться, но как это случилось, никто не знает.
сГитарой

Без слов. Обычное свидание

Разговаривать без слов. Этому способу общения мы учимся, прежде чем начинаем говорить. Это надсловный уровень и он главный, он основной. Слова несут смысл, слова - это обмен информацией. Общение без слов – только общение. Это так просто, что объяснить словами невозможно. Почти непреодолимая невозможность - объяснение простого словами. Тот случай, когда лучше показать, молча.

Небольшое кафе немноголюдно в это время суток. Он приходит чуть раньше, делает заказ, время от времени поглядывает в мобильный, видимо следит за временем. Он ждет еще кого-то. Официант приносит приборы, затем что-то из еды. Не сказано ни слова. Но напряжение нарастает. И вот приходит она.
Collapse )
Удивление

Тема успеха, достижений, реализованности.

Как считать, что считать, что делать?
Книжки по «эффективной Жизни» пишут люди на таких книжках зарабатывающие.
И исповедуют они простой принцип – человеку в итоге должно быть приятно.
Дрессировщик поступает так же – сделал зверь трюк, получай лакомство.
А жальче всего, почему-то, кого-то главного.
Награждает какая-нибудь контора своих успешных сотрудников (пора лакомства).
Смотришь на главного по конторе (дрессировщика) и думаешь, что его ведь никто не наградит.
Дрессировщик вроде как уже «награжденный», он по определению эффективнее любого из своих подчиненных.
Но ведь и он человек, и ему хочется услышать доброе слово в свой адрес?
А кто ему такое слово скажет? Только тот, кто еще выше?
Как только добрался до этого места, то сразу появляется желание в этом «цирке» не участвовать.
Конечно «грамотки», да «медальки» можно на стену повесить, да только согревают они не слишком.
А если согревают, то это уже не симптом, это уже диагноз – значит дрессировка твоя успешно закончена.
Трудно что-то делать для людей, которых видишь впервые.
Например, песню спеть – дело нехитрое вроде бы. Но это как посмотреть.
Второго шанса у тебя не будет, будет всего одна попытка.
Неважны твои «грамотки» (прошлые достижения), не идет в зачет твое самочувствие (про вдохновение потом сможешь поныть).
Не имеет никакого значения, любит человек подобные песни или нет.
У тебя на все про все, несколько минут – без разминки и подготовки.
Такой вот «момент истины».
Проверка твоей реализованности происходит всегда внезапно.
Невозможно быть к ней подготовленным на все сто прОцентов.
И никаких «лакомств» в итоге, ни грамоток, ни премий, ни званий.
И простой наглядный и обидный критерий – наличие дрессировщика.
Есть тот кто «треплет тебя за ухом»?
Треплешь ли ты кого-то?
Дрессировщик и зверь – звенья одной цепи.
Уютная клетка и гарантированный уход.
Преданные взгляды и готовность слушаться (вот она «награда» дрессировщику?).
И ничего личного – итог известен.
Решает ли каждый сам – играть ему в такие игры или нет – вопрос открытый?
Чаще всего не решает и не сам.
И ничего не известно про тех, кто дрессировке не поддается.
Это в «сухом» остатке.