Category: еда

Удивление

Отрывок из мифологии забываний

Это мог быть отрывок из пухлого романа или добротной повести, или хотя бы из неплохого рассказа. Но у отрывка свои планы на Вечность, то есть – никаких.

Современники, жившие рядом с тобой, будут помнить тебя по последним обидам. Даже если ты совершал по несколько подвигов на день или купал окружающих в заботе. Только обиды достойны памяти, и с этим ничего не поделать. К обидам следует присмотреться и по возможности не скупиться на этот специфичный товар. Тем более, что спрос на него только растёт. Но и здесь тебя ждёт неудача, заранее невозможно предсказать, чему суждено стать обидой.

Любая обида со временем портится, и на смену обидам придут воспоминания с элементами легенды и эпоса. Тебя вспомнят ещё раз, но уже как героя историй (в которых рассказчик занимает не последнее место). Истории будут безбожно перевираться, обрастать новыми подробностями, пока в них от тебя ничего не останется. И тебя снова забудут.

После человека что-то остаётся. Кроме обид и вымыслов. Это что-то может пережить много поколений и неожиданно выйти на сцену времени. И тогда тебя могут вспомнить ещё раз. Перепишут набело твою биографию, смелой ретушью замажут ненужное и дорисуют нужное. И тут, как повезет. Твоё имя может остаться с людьми или тебя уже забудут окончательно.

Словно в огромном котле. Варится бульон по имени Время. А если что-то варится, то значит кто-то это однажды съест, а кто-то послужит приправой.
Удивление

Не только про Красную Шапочку

“Можно часами ходить от стола к шкапу и от шкапа к дивану и не находить выхода” (Даниил Хармс).

Щенячье ощущение молодости. Когда ты не строишь планов, не вырабатываешь стратегию, но беспочвенно уверен в том, что Это случится. Что Это? Что угодно! Потому что Оно не может не случиться. Оно, конечно же не случается, или случается не так или вообще. Но подобные мелочи ничего не меняют. До поры.

Красная шапочка плохо помнила историю с волком и бабушкой. Лет прошло немало. И с каждый годом что-то забывалось, а вместо забытого придумывалось новое. Это перемешивалось, доводилось до кипения, снова перемешивалось, потом остужалось. В результате заваривалась такая невероятная каша, что ее совсем не хотелось пробовать и вспоминать былое.

Сказка заканчивалась на том, что у волка вспороли брюхо и оттуда вышли все, кого он слопал. Про дальнейшую судьбу волка ни слова. А он выжил. В тех лесах гастролировал какой-то звериный доктор с плохо произносимым именем. Этот доктор зашил волка. Какое-то время понаблюдал его, а потом оставил заботам Красной Шапочки и её родственников. Выходили волка. Выкормили с ложечки. В лес он больше не вернулся. Воротило его с мясного. Когда Шапочка вышла замуж за сына одного из дровосеков и у них родились крепенькие близнецы, волк возился с младенчиками, менял пеленки, пел колыбельные. Когда малыши подросли, катал на спине и учил выть на Луну. А потом волк состарился. И однажды ушел в лес и не вернулся.

Шапочка поставила опару с вечера. За ночь поспеет и можно будет замесить тесто. Пирожки все любят, вот только кормить пирожками некого. Шапочка уже давно бабушка, но внуков видит редко. Далеко они живут, в большом городе. Пока до внуков пирожки доедут, зачерствеют и вкус потеряют. Поэтому пирожки съедят звери и склюют птицы. Жалко, что в лесу не водится волков.

Никуда оно не девается. То самое шенячье чувство из молодости. Просто не хочется, а с этим уже ничего не поделать. Хорошо, что волка тогда на лапы подняли.
Удивление

Охота

Сон рухнул на Рудольфа Петровича. Закрутил, запутал, напугал. Это была охота. Охотников не видно, но слышно загонщиков. Лай собак, то приближается, то отдаляется. Рудольф Петрович побежал вперед и тут же наткнулся на флажок. И понял, что за флажок ему нельзя. И вопрос “почему нельзя” даже не возникал. Нет и всё. Несколько шагов с сторону, опять флажки, уже другие. Нельзя. Страшно-то как. А зачем он побежал? Почему решил, что охота на него? Откуда эта паника перед флажками? Думать некогда! Бежать! Куда? Неважно. Стоять нельзя. Потому что охота.

Это слишком просто и наглядно, чтобы напугать. Человека окружают убеждениями разных видов, чтобы удержать в пределах определенной территории. Убеждения могут противоречить друг другу, но с точки зрения того, кто их расположил вокруг человека, это неважно. Человек мало меняется, но, если, вдруг такое произойдет, путь человеку преградит убеждение. И какое-то подойдет. Не может не подойти. Полезно-вредно, приятно-противно, опасно-комфортно и так далее. Кого-то загоняют обещаниями вкусной еды, кого-то предвкушением долгой Жизни, кто-то попадается на внимание и славу, а кто-то на божественную благодать. Убеждение - не самое подходящее для этого случая слово. Но и это не важно. Главное, чтобы флажков было достаточно. Чтобы добыча не ускользнула от охотника.

Рудольф Петрович вывалился из сна, проснулся. Понял, что он забыл кто он, а когда вспомнил, то захотел забыть. Реальность, в которую он проснулся, мало чем отличалась от жуткого кошмара. Сейчас он встанет, пойдет в туалет. Приготовит завтрак. Поест. Примет утренние таблетки и пойдет на службу. Пешком. Хотя может и поехать. В нужное время обеденный перерыв, потом снова будет что-то делать. Пешком домой. Телевизор, может Интернет. Новости. Переписка с кем-то. Спать. Если проснется, утром все повторится. Шаг вправо, шаг влево. Некуда бежать. Он есть и спит, чтобы работать. Он работает, чтобы есть и спать. Он пытается быть здоровым, чтобы есть и спать, и лучше работать. Отдыхает для того же. Возможны варианты, но они приведут к тому же. Что-то почитать, посмотреть, послушать. Сделать. Возможно, пробежать, проехать. Поднять, опустить. Выпить. Он здоров, он болен. Это ничего по большому счету не меняет. И по маленькому счету тоже.

Кот потянулся и прыгнул за солнечным зайчиком. И кот, и солнечный зайчик знали, что эта охота без добычи. Но процесс был увлекательным. Зайчик для порядка погонял кота по комнате, а потом спрятался за шкафом. Кот лег и уснул там, где его застал сон. У кота не было убеждений, у него был набор реакций на происходящее вокруг. И этого было достаточно. На кухне загремела банка с кормом. Можно сбегать и вкусно поесть. Солнечный зайчик ничего не знал о том, кто он и зачем он. Из-за шкафа он так и не появился. Он возник на закате, около балконной двери. Рядом с замершим Рудольфом Петровичем. Тот смотрел на закат и ни о чем не думал.
Удивление

Весна. Зарисовки с натуры.

В мире происходила среда и верховодила относительность. Не от большого ума, а скорее от недостатка других способов познания.

Мне казалось, что я иду быстро. Но за спиной застучали каблучки. И мимо меня легко и непринужденно прошагало изящное и стройное создание. Я в специально обученных на быструю ходьбу кроссовках, она в сапожках на высоких каблуках. Асфальт местами мокрый, местами покрыт льдом. Не разгонишься. Но с действительностью не поспоришь. Поднажал, и кое-как смог догнать и перегнать. Теперь, в моей реальности, я шел почти на пределе возможностей. Еще немного и уже перешел бы на бег. Незнакомка непринужденно и легко шла за моей спиной. Она меньше меня ростом, значит шаги короче. Что-то я про себя не знаю.

За ларьком на автобусной остановке три колоритных персонажа поправляли здоровье настойкой боярышника. Мужчины были мне знакомы. Часто встречал их в разных вариантах попрошайничества. Они были похожи на бомжей, но по некоторым признакам было понятно, что не все так просто. Однажды, одного из них я застал за чтением Тургенева. Он именно читал, удобно расположившись под липой на матрасе, а не делал вид. Другого как-то встретил в "штатском". Он был в цивильном костюме при галстуке и с букетом в руках. Сегодня с ними была дама. Немного потрепанная, но при этом привлекательная. Ритуал распития был обставлен со всеми возможными при данных обстоятельствах удобствами. Напиток разливали в мерный пластиковый стаканчик. Видимо он был приобретен вместе с настойкой в аптеке. На одноразовой тарелке бутерброды и горстка конфет. Выпивали неторопливо, делая основательную паузу после приема внутрь. Пустые пузырьки складывали в пакет. Заметив меня, мужчины приветственно помахали. Они частенько заводили со мной разговоры, когда я был на одноколеснике. Это и объясняло наше безымянное знакомство.

Молодая мама с малышом лет четырех. Малыш горланит во всех горло, требуя в ультимативной форме, чтобы "она ему все отдала". Женщина терпит, сколько может, не обращая внимания. Потом останавливается и начинает "объяснять". Карапуз внимательно выслушивает (ни слезинки) и начинает орать еще сильнее. Видимо знает, что долго мать не выдержит. Неожиданно с соседнего дерева срывается ворона, приземляется у ног малыша, громко каркает и тут же взлетает обратно на ветку. Занавес. Больше "великий манипулятор" не издал ни звука. Крепко схватил маму за руку и старался не отставать. Я помахал спасительнице. Какой изящное и эффективное решение нашла эта ворона.
сГитарой

Без слов. Обычное свидание

Разговаривать без слов. Этому способу общения мы учимся, прежде чем начинаем говорить. Это надсловный уровень и он главный, он основной. Слова несут смысл, слова - это обмен информацией. Общение без слов – только общение. Это так просто, что объяснить словами невозможно. Почти непреодолимая невозможность - объяснение простого словами. Тот случай, когда лучше показать, молча.

Небольшое кафе немноголюдно в это время суток. Он приходит чуть раньше, делает заказ, время от времени поглядывает в мобильный, видимо следит за временем. Он ждет еще кого-то. Официант приносит приборы, затем что-то из еды. Не сказано ни слова. Но напряжение нарастает. И вот приходит она.
Read more...Collapse )
Аука смешной

Смысл в продолжении

Дело сделано.
А мы продолжаем «разбор полетов».
Прокручиваем в голове всё новые и новые варианты.
Это называется «получение опыта» - польза от него сомнительна,
Но удовольствие - несомненно.

Дело сделано.
Приходит время помахать кулаками.
Травмы и увечья, полученные во время драки – это мелочи.
Гораздо опаснее лупить кулаками в пустоту.
Но насколько приятнее.

Дело сделано.
И пора бы приступить к другому делу.
Но так хочется поговорить.
Обсудить, поделиться.
Прожевать, уже разжеванное в кашу, еще и еще раз.
И пусть всем надоело.
И сам уже не рад.
Но какой кайф, еще и еще раз вернуться к заветному.

В момент, когда до вершины осталось совсем немного.
А сил не осталось совсем.
В момент, когда нет решения,
А отчаянье танцует свой победный танец.
В момент триумфа или позора.
Промелькнет внутри легкой тенью мысль:
«Когда дело будет сделано, я еще продолжу…»
Аука смешной

Наслаждась ароматом...:)

Запах свежеиспеченного хлеба. Этот запах со мной из раннего детства. У моей бабушки, бабы Даши, в доме была русская печь. Так вот, в этой самой печи, бабуля и пекла домашний хлеб. Хлеб из магазина не шел ни в какое сравнение с нозреватыми, покрытыми хрустящей корочкой, невероятно ароматными, хлебами бабы Даши. Она выпекала или много небольших булок или огромные караваи . К столу подавался только свежий, часто еще теплый хлеб. Дед брал булку, и движением к себе, нарезал её на крупные ломти. Если Вам не повезло отведать свежего хлеба из русской печи, да с холодным молоком из подпола, то Вы еще много не знаете о вкусах и запахах. А горячий хлеб с гречишным медом? Стоит лишь раз попробовать и пословица: «Хлеб – всему голова», становится очевидной и понятной.
под катом...Collapse )
Удивление

Ни слова о чае...:) (часть первая)

Я выкладываю сокращенный вариант этой истории.
В нем обозначены ключевые моменты, но не везде раскрыт смысл.
Это сделано с одной стороны, чтобы не раздувать и без того огромный текст, а с другой для того, чтобы не забыть необходимое настроение.
Это междужанрие, если будет необходимо будет дописано и обработано.
А пока…
как обычно, прячу под кат...Collapse )
Удивление

"Вкусные люди"

В их изложении любой пустячок выглядит Событием!
Они так точно и сочно рассказывают о том, что с ними когда-то происходило, что невозможно удержаться от закономерной зависти: “Живут же люди!”.
Их рассказ про то, как они что-то умеют делать, не забыть, и не удержаться от желания самому попробовать сделать так же.
А в итоге? под кат...Collapse )
Удивление

Барсук - зверь коварный

Помнишь как я без штанов с охоты пришел? Вот ведь, гадская отрава. Норник нашел совершенно случайно. Недалеко старая порубка была, а там опят наросло – за неделю не соберешь. И заросли чилиги и вишни – не продерешься. А там и норник. Видно, что барсук старый рыл, аккуратно все. Я капкан принес, поставил, замаскировал и к березке привязал его. Прихожу третьего дня, смотрю, а березка сломана, веревка из норы торчит.
продолжение следует...Collapse )