Category: литература

Удивление

Появляется Но. Или много слов про Любовь.

О Любви сказано все. И немного больше. Исследованы все возможные и предсказаны все невозможные способы любви. И речь здесь не о физическом контакте. Детально расписаны ритуалы и пронумерованы шаги. С чего начинать и как заканчивать. Любовные романы, повести, рассказы и даже фельетоны. И самое главное, любой человек знает, как любить правильно и как наоборот.
И что? Да, ничего. Каждый влюбленный начинает с нуля, несмотря и вопреки. Он совершает все возможные ошибки (скрупулезно собранные и разбитые на категории его предшественниками). А если, влюбленному везёт, то скорее по какой-то случайности. О Любви известно всё! И хоть бы кому, хотя бы однажды, это помогло.
Захар Абрикосов влюблялся многократно и плодотворно. Опытным путем, и никак иначе, он постиг, что полезнее всего для человека любовь неразделенная, без взаимности. Такая любовь почти не оставляет последствий, но приносит невероятный букет переживаний. Любовь взаимная чудо как хороша, но и только. С Захаром могут многие не согласится. Но это ничего не меняет. Ведь, как уже было сказано выше, в вопросах любви каждый за себя. Это самый честный из доступных эгоистических опытов.
В текущей мизансцене все предельно просто и непонятно. Есть влюбленный Захар. Влюбленный спокойно и безмятежно. Так влюблен в цветок мотылек однодневок. И есть Женя, мятежная натура, с повышенным уровнем самоконтроля и полным равнодушием к Захару. С точки зрения всех известных теорий любви и практик, их подтверждающих, из таких продуктов любовной каши не сваришь. Хорошо, если бы Захар страдал, света белого не видел. Активно добивался внимания красотки. Вел бы себя, как подобает нормальному влюбленному самцу. Потому что, давно известно, любовь придумана природой исключительно для целей размножения и только. Остальное придумали сами знаете кто, чтобы денег не платить. Влюбленный должен подавать сигналы, которые могут быть расшифрованы и возможно поддержаны. А если самец сигналов не подает, то на кой он самочке нужен.
Тут появляется “но”. Устало присаживается рядом. Трет виски и глубоко вздыхает. После чего что-то бормочет про эволюцию и закономерные нарушения незыблемых законов мироздания. А так всё было хорошо и понятно. Погодите. Ведь не сказано главное! Хо-хо! Это главное прищучит “но” в два счета. Разница в возрасте. Фатальная и непреодолимая. Женька тому Захару в дочки годится! “Но” пожимает плечами и ничего не говорит в ответ. Похоже, что история на этом не заканчивается.
Удивление

Перед дождиком

История про Абрикосова и Женю набирает обороты. Автору уже самому интересно чем у них там все закончится. И закончится ли.

Где-то происходит гроза. Далёкие зарницы и раскаты грома. Хотелось бы и к нам ливня доброго. Жара лютая.

За окном сверчок поет. Его время. От меня, стоящего на балконе, тень на деревьях. Таинственно. Всякие сказки в голову сразу лезут. Гром затих. Лучше бы и не обещал. Вроде чего-то капает? Или это от жары галлюцинации начались:)

Ещё одна история записана, но завтра ее время появиться.
А сейчас, всем доброй ночи:)
Удивление

Золушка. Сказка на ночь

“Сказка про Золушку. Леденящая кровь история. Без счастливого финала. Внешне все пристойно и понятно. Девочка живет с отцом и мачехой (у которой есть две дочери). Мачеха тиранит Золушку. Отец у Золушки - человек безвольный, предпочитает дома появляться как можно реже, в воспитании дочери не участвует. Но так ли плоха мачеха? Мы мало знаем о том, какое воспитание получила Золушка от родной мамы. И очень может быть, что мачеха через труд пытается исправить неисправимое. Есть еще тетка-фея. По всей видимости отлученная от семьи сестра отца (или матери). Она балует Золушку в меру своих возможностей. И старается это делать, когда мачехи нет дома.

Дворец. Король-вдовец. У него взрослый сын, которому уже пора жениться. Нетрудно догадаться, что сын избалован, капризен и инфантилен. Принцу все давно приелось. Балы, роскошь, дуры невесты. И тут, на очередной бал, заявляется незнакомка (переодетая теткой в бальное Золушка). Золушка очень хочет вырваться из отеческого дома. Девушка готова на все, лишь бы добиться цели. Принц очарован (было бы удивительно, если бы он сдюжил). Король встретил гостью по одежке и оценил примерное приданное. И Золушка, чтобы закрепить успех, как бы случайно теряет хрустальную туфельку и сбегает во время фейерверка. Ох и ах.

Королевство небольшое (развернуться негде, как восклицала мачеха в исполнении несравненной Фаины Раневской) и поиски владелицы потерянной обуви заняли немного времени. Обратите внимание - искали у себя дома (важный факт, говорящий о том, что с соседями король дружит не очень и на бал никого из заграницы не ждет). Золушка выжидает нужный момент и как бы случайно появляется вся в простом. Как это мило! Как современно! Тут же тетушка возвращает образ с бала и все счастливы?

А теперь о том, что было потом. Король сгинул на охоте. История темная, но разбираться никто не стал. Золушка прибрала королевство к рукам, благо с принцем они быстро друг другу надоели. Принц предпочитал молоденьких простушек. А Золушка улучшала породу связами с родовитыми самцами. Мачеха была приближена и возвышена до королевы-бабушки (ее дочек удачно выдали в соседние королевства, чем улучшили международное положение). И в этом нет ничего удивительного. Крепкая хозяйка, умеющая отлично воспитывать. А воспитывать было кого, Золушка рожала каждый год и в приплоде часто было больше одного ребенка. Такими кадрами не разбрасываются (это про мачеху). Тетку фею убрали с глаз подальше. И от греха. Тем более, что с годами ее магия ослабела и действовала не дольше минуты.”

-Вот так - Папа накрыл дочку одеялом и поцеловал в лоб - А теперь спать. Будешь знать, как просить рассказать сказку. Говорил же, что книга лучше.

-А мне нравится - зажмурилась девочка - Завтра расскажешь сказку про Колобка? Не так, как в книжке?
Удивление

Экология сочинительства

Знаю. Знаю. Ни дня без строчки. Напиши, о чем угодно, если писать не о чем. При всей абсурдности этих рекомендаций они действительно рабочие. Писать необходимо постоянно. Только так сохранишь необходимый ритм.

Как автор, я долгое время сидел на дармовой игле вдохновения. Меня накрывало, я садился и записывал всё, что приходило в голову, не фильтруя. Потом перечитывал, исправлял самые неизбежные ошибки и на этом всё. Такой способ сочинительства не учит автора ремеслу и до добра не доведет. Потому что вдохновение - явление коварное, сегодня оно есть, а потом не дождешься. Так и случилось. Однажды обнаружил, что записывать нечего. Вдохновение отказало. А сам ничего не умею. Хорошо, что хватило у меня разумения не объявить себя писателем. Иначе неловко получилось бы.

Но послевкусие от записывание осталось. Эта вкуснятина аналогов не имеет. Однажды испробовав, непременно захочешь еще. Можно сбить охотку чтением хорошей литературы, но это помогает ненадолго. К этому моменту моя крайняя книга побила все рекорды неизвестности и нечитаемости. И это был хороший знак. Можно больше не обращать внимания на потенциальных читателей, не мучить себя необходимостью писать интересно и для кого-то.

Записывать исключительно для доставления удовольствия себе лично. Два в одном. Удовольствие от процесса создания и тут же удовольствие от прочтения полученного. Подобное решение может показаться странным, но лишь для того, кто озадачен вопросами известности как автор. Есть ощущение, что именно такой вариант сочинительства и является экологичным.
Удивление

Сказка про летящее небо, любовь и музыку

Это большое везение. Так улечься у раскрытого окна, чтобы все слышать и видеть. Слышать дождь и видеть тучи и облака. Если повезет ещё больше, то можно разглядеть, как по небу пролетают кусочки неба. Эта странная фраза чудо, как хороша. Среди облаков, которые так похожи на тучи, ведь из них сыплет дождиком, попадаются дырки. Некоторые дырки просто просвечивает, а в некоторые видно голубое небо. И вот тут самое главное забыть про то, что на самом деле облака летят по неподвижному небу. Тогда все и случится. Мимо тебя проплывет лицо человека, который так много вспомнил, что забыл, как забывать. И пролетит кудрявый по краям кусочек неба. Такого удивительного цвета, что ты не сможешь подобрать ему название. Да и не до этого будет. Не до названий. Тут небо мимо пролетает. Такое не каждый вечер показывают.

Она называет себя мужским именем. Но это ничего не меняет. Потому что внешность. Такие черты лица хочется рисовать. Даже, если не умеешь. К нарисованному лицу можно приделать что-то ещё, но это необязательно. Беда тому, кто посмотрит на такое лицо чуть пристальней, чем допустимо. Он уже не сможет отвести глаз. А она этого не заметит. И закружит древняя, как мир игра. Без победителей, но с проигравшими. Нельзя без этого. Иначе может нарушиться шаткое равновесие Мира.

Вот ты сейчас переполнен светом, небом, дождём и счастьем. Может быть вокруг тебя даже кружится нимб. Так тебе сейчас. И качнется Мироздание. Как Ему удержаться, когда такое? Вот тут и пригодится безнадёжно и безответно завороженный. И уравновесит. А когда-то и тебе выпадет время сменить нимб на слёзы. Как-то так и происходит.

К выходу готовится новая туча с дождём. Тяжёлая, изнемогающая от приятного бремени. Гитара, виолончель, скрипка и флейта играют что-то из Моцарта. Такое барочное и подходящее к началу дождливого представления. Музыка старая, а инструменты, в их сегодняшнем виде, во времена Моцарта не существовали. Как и микрофоны, что помогают услышать.

Музыка затихает. Замолкает город. Налетает ветерок, перебирая невидимыми пальцами листья на деревьях. Там,где осины или тополя, листья от такого ветра похожи на стаю взлетающих птиц. Так они шумят. Она чувствует Присутствие, но верит Видению. Это волнует и немного пугает. Как пугает предвосхищение дождя и невозможность заглянуть на кулисы будущего.


Удивление

Петров и мысли

Дождик, то притихал, то принимался чаще стучать по подоконнику. Интересно, есть у дождя какой-то замысел? Или план? Сколько времени ему идти? Когда идти сильнее, а когда тише?

Петров повернулся на другой бок и задумался. Подумал о том, потом подумал об этом. Потом мысленно понаблюдал за тем, как думает. В боку закололо. Интересно, там действительно что-то болит? Или это очередная мысль? А если только мысль, то есть ли способ подумать её так, чтобы боль исчезла? И что в этом случае произойдёт с источником боли? Пока Петров размышлял об этом, боль утихла. И тут же возникла мысль о будущем. О том, что будет с ним лет через… Думать про будущее расхотелось.

Петров миновал тот радужный возраст, когда так приятно строить планы на будущее. Не то чтобы планов не было. Но это были совсем другие планы. Вернее планы о другом. И в них хотелось подольше уцелеть и не быть обузой. Потому что хочешь ты этого или не хочешь, а встречаешь постоянно стариков. Они ещё недавно были бодры и полны сил. А потом, вдруг… Про это тоже думать не хотелось.

Дождик притих. Может тоже задумался? Или выполнил план на вечер? Петров повернулся на другой бок. И подумал о том, что не думать предлагают люди глубоко и окончательно немолодые. Это и понятно. Слишком много у них мыслей, думать которые не хочется. Вот и провозглашают они мысли о том, что нужно чаще останавливать мысленный монолог и не думать ни о чем. Петров улыбнулся. Мысль оказалась очень правдоподобной и тут же позвала к себе другие подобные мысли о том, как старики мудро рассуждают о том, что лучше не делать то, что им делать или трудно или неприятно. И ладно бы рассуждают, они убеждают других, что только так и правильно.

В окно заглянула звезда. И тут же несколько капель ударили по листьям за окном. Звезде не положено выглядывать, когда небо затянуло тучами. А дождю полагается идти в пасмурную погоду. Сколько же всякой ерунды выдаётся за высокую мудрость в последней инстанции? И почему принято считать, что с возрастом человек непременно мудреет? С чего бы это? С того, что он старается меньше думать?

Петров улегся на спине. Закинул руки за голову. Послушал город. Далекий мотоциклист заставил свой байк истерически кричать в ночи. Какой-то неопределимый шум менял тональность, словно это океан играл волнами и берегом. Мыслей больше не было. И спать не хотелось. Хотелось лежать и понимать, что ты Живой. И этого было достаточно. Пусть и совсем не выглядело мудрым.
Удивление

Подсказчик

Мимолетность сна выветривается очень быстро. Через пару часов уже и не помнишь то, что так поразило во сне и казалось, никогда не забудется. Ангел Мефодий работал подсказчиком. Формально его должность звучала гораздо солидней, но в данном варианте языка людей воспроизвести ее не представляется возможным. Поэтому остановимся на самом близком по смыслу варианте.

Проще всего подсказывать во сне. Главный человеческий критик крепко спит и значит можно все сообщать напрямую. Всё так, если бы не зеркала. У человека многое наперекосяк. Правое-левое у тебя на одном месте, а у стоящего напротив тебя с точностью наоборот (относительно тебя). Покажи своей правой рукой на правую руку человека, что стоит к тебе лицом. Вот тебе и перекосяк. А повернется он к тебе спиной, все на свои места становится. Это кажется нормальным, по привычке. Вот только во сне с этим “нормально” такая карусель начинается, что и не разобраться. Ангел-подсказчик тебе одно говорит, а ты понимаешь свое. А потом, еще просыпаешься и понимаешь еще раз, а потом твой критик фильтрует то, что ты понял и вот тебе твое “понимание” сна. Добро пожаловать в личный дурдом.

Мифодий чего только не перепробовал. И спиной поворачивался, когда говорил. И слова зеркально переворачивал и смыслы с ног на голову ставил. Еще хуже становилось. Люди начинали себе кошмары допонимать. Мимо слов пытался сказанное поставлять. Еще хуже. Человек к словам с малых лет приучен, всё, что словами не изобразить, мимо ума пропускает. Беда и огорчение. Старается, ангел, да только хуже становится. Но некоторым людям все-такие получалось подсказать. Руку художнику подтолкнуть, писателю сюжет подсунуть. С творцами хоть как-то получается.

Наяву подсказывать еще сложнее. Человек боится всего на свете, а еще больше того, что в тени. Видеть ангела на свету для человеческих глаз опасно. Ослепнуть можно от непереносимого света. Вот Мефодий из тени и подсказывает. Лучше бы не подсказывал. Такого насмотрелся и наслушался, хорошо, что терпение ангельское. И крестили его и посылали в разные направления. Всё, что угодно, но подсказок не слушали.

Ему бы завязать с этим делом. С подсказками. Поговорить с Создателем, рассказать о бесполезности хорошего дела. Подсказать, так сказать. Но увы. Создатель человека по своему образу и подобию создал. И подсказывать Ему бесполезно.

Мефодий зачерпнул ложкой варенья прямо из банки, и шумно прихлебнул, чай из блюдца. Закрыл глаза блаженно. Вкусно ангелы чай пьют. Загляденье.

Удивление

Не только про Красную Шапочку

“Можно часами ходить от стола к шкапу и от шкапа к дивану и не находить выхода” (Даниил Хармс).

Щенячье ощущение молодости. Когда ты не строишь планов, не вырабатываешь стратегию, но беспочвенно уверен в том, что Это случится. Что Это? Что угодно! Потому что Оно не может не случиться. Оно, конечно же не случается, или случается не так или вообще. Но подобные мелочи ничего не меняют. До поры.

Красная шапочка плохо помнила историю с волком и бабушкой. Лет прошло немало. И с каждый годом что-то забывалось, а вместо забытого придумывалось новое. Это перемешивалось, доводилось до кипения, снова перемешивалось, потом остужалось. В результате заваривалась такая невероятная каша, что ее совсем не хотелось пробовать и вспоминать былое.

Сказка заканчивалась на том, что у волка вспороли брюхо и оттуда вышли все, кого он слопал. Про дальнейшую судьбу волка ни слова. А он выжил. В тех лесах гастролировал какой-то звериный доктор с плохо произносимым именем. Этот доктор зашил волка. Какое-то время понаблюдал его, а потом оставил заботам Красной Шапочки и её родственников. Выходили волка. Выкормили с ложечки. В лес он больше не вернулся. Воротило его с мясного. Когда Шапочка вышла замуж за сына одного из дровосеков и у них родились крепенькие близнецы, волк возился с младенчиками, менял пеленки, пел колыбельные. Когда малыши подросли, катал на спине и учил выть на Луну. А потом волк состарился. И однажды ушел в лес и не вернулся.

Шапочка поставила опару с вечера. За ночь поспеет и можно будет замесить тесто. Пирожки все любят, вот только кормить пирожками некого. Шапочка уже давно бабушка, но внуков видит редко. Далеко они живут, в большом городе. Пока до внуков пирожки доедут, зачерствеют и вкус потеряют. Поэтому пирожки съедят звери и склюют птицы. Жалко, что в лесу не водится волков.

Никуда оно не девается. То самое шенячье чувство из молодости. Просто не хочется, а с этим уже ничего не поделать. Хорошо, что волка тогда на лапы подняли.
Удивление

Вкусовщина

Мессия не любил рыбачить. Издержки ремесла. Рыбе очень больно, когда её поймали. И она бьет хвостом из стороны в сторону, корчится от боли. А ты чувствуешь и пропускаешь через себя любую боль. Какая уж тут рыбалка. Но ученики любят рыбалку и побаловать себя ухой любят. Или зажарить рыбку на углях. Как им объяснить? Да, никак.

Вороны обожают петь. Особенно на рассвете. Но не все разделяют эту страсть. Обзывают пение ворон противным карканьем. И кто бы говорил? Те, кто постоянно просыпают рассветы. И в музыке ценят такое, что ни одна ворона не то, что исполнять, слушать не будет. Конфликт интересов? Разница во вкусах? Или что-то такое, что невозможно объяснить любителям рыбки?

Рисовать ворону просто. Нарисовать ворону невозможно. Поэтому каждый кто рисует ворону, изображает что-то отдаленно напоминающее и желательно забавное. Забавное напоминание вполне может оправдать и даже заменить. Об этом человек узнает очень рано. Когда ты учишься понимать речь окружающих, то понимаешь не все слова. Ты становишься старше, а понятных слов не становится меньше. И ты находишь что-то похожее и напоминающее когда-то вроде бы понятое. В итоге твое понимание состоит из туманных догадок и предположений. На помощь приходит музыка, рисование, пантомима и многое другое, где слова не используются. Поэтому рисовать просто. Нарисовать сложнее.

Мессия любил посидеть с удочкой на рассвете и послушать пение ворон. К удочке не привязана леска с крючком. Рыбы знают это и с удовольствием приплывают ближе. Перед самым восходом солнышка наступает самая настоящая тишина. Ветер затаивает дыхание. Вороны затихают. Рыбы рисуют на речной глади едва заметные круги. Тихо-тихо. Доступное каждому мгновение. Если не проспать и не пользоваться словами.
Удивление

Да. Три. Месяца

Точно неизвестно, поэтому можно сказать неточно.

Идёт третий месяц ежедневного рисования.
Но для точного указания неточного пусть будет уже три месяца рисования каждый день.

Так получилось гораздо лучше и проверить никто не захочет.
Тем более, что это менее всего что-то изменит.

Повод есть. Нарисован петух. Во всей красе. Угольный и значительный.