Category: дети

Аука смешной

По понедельникам не подаю:)

Захожу в трамвай, никого не трогаю. Слышу шум в конце вагона, какие-то тетки «весело» и громко орут. Поорали, вроде успокоились. Но не тут-то было. Окликают. Поворачиваюсь. Две, вполне половозрелые особи женского пола, возраста чуть «за», волокут бельевую веревку, на которой прицеплены предметы женского нижнего белья. Тетки возбуждены, явно «веселятся» через силу, потому как стесняются не слабо так. Орут мне, чтобы я, значит, подул на их гардероб, от этого у них удача будет. Вежливо отказываюсь. Настаивают, отказываюсь уже менее вежливо. Понимая, что от меня толку никакого, отстают. Когда выхожу, то еще раз меня нагоняют, щебечут, что нельзя быть таким хмурым и что «видите, как Вы заулыбались, когда нас увидели»…

А рядом, в том же трамвае играл малыш, лет четырех. Самозабвенно так играл, на полном серьезе, так как это умеют делать все дети. Этим барышням бы к нему приглядеться, тогда бы иначе дело пошло – справнее. Развешали бы бельишко по настоящему, мужичков бы около него построили, а за дутье еще и билеты бы отрывали. Это так, навскидку, потому как вариантов тут море и уж точно не нужно было ни к кому приставать, орать на весь вагон, и уговаривать что-то сделать.

Я не стал им помогать, не потому что «слабо». Не люблю, когда пристают на улице. Не люблю, когда призывают меня быть кем-то. У любого человека может быть масса причин для того, чтобы ему быть грустным и невеселым, от усталости или даже от горя. Уважать настроение другого человека – это значит уважать собственную свободу, и не наоборот. Пусть останется у них от меня образ хмурого и занудного мужичка. Могу себе позволить…

Я знаю, это мне за грехи. Было время, проводил я занятия по симорону у нас в городе. Правда, Бог миловал, и выродились эти занятия в нечто другое, потому как тесновато стало в предложенных рамках.
Вот и нагнало меня наказание. Но зачет, будем считать, сдал – выглядел как и положено выглядеть усталому мужику после рабочего дня.
В Бубен

Импровизация

Возможно ты беременна весной?
Послушай?
Ты беременна весной?

Нет, точно -
Ты весну в себе зачала
И это Жизни солнечной начало...

В которой нет ни смысла, не идеи
Ты слышишь?
Это птицы прилетели!

И этот шум похож на шум дождя...
Трава под окнами зеленой дымкой.
А я опять теряю рифму!

А ты?
Ну ты меня, надеюсь понимаешь?
Опять я о Любви!
Зануда, каюсь:)))

(c) Аука 24.04.2007
Au

Роковая встреча

   
    Мой дядя, брат мамы, жил с семьей за линией. Линией у нас называли железную дорогу, что делила деревню на два разновеликих ломтя. Фразы «пойти за линию», «там за линией», «живет за линией» - были понятны любому аборигену, а для пришлого человека требовали пояснения. Мы постоянно бегали за линию, и вытоптали основательную тропку. Поезда ходили часто, стрелки представляли немалую опасность, но что-то не припомню, чтобы кто-то из малышей пострадал от линии. Под поезд чаще попадали домашние животные, старики или пьяные.

    Семья у дяди Димы была большая, жили скромно, но дружно. Многочисленное семейство состояло из дяди с женой, троих детей, тещи (моей бабушки), каких-то непонятных родственников, что гостили, сменяя друг друга, и кошек. Кошки исправно рожали котят, котят никогда не топили. Но, что странно, всех подросших котят разбирали соседи, родственники. Славились кошки умением ловить мышей, хорошим воспитанием и ласковостью. Поэтому дома у дяди Димы обычно жила, вечно беременная кошка, да пяток котят, которых эта кошка учила кошачьим премудростям.

   Баба Люба, сколько я её, помню, всегда была слепой. Она целыми днями сидела на стуле или лежала на лежанке, и смотрела невидящими глазами перед собой. Дети её побаивались. Голос у бабули был грубый, а еще она могла ловко поймать проходящего мимо детенка и начать его ощупывать, чтобы узнать кто это. Меня бабушка не любила, называла «нехристем», за то, что я не был крещен и чаще всего уворачивался из её цепких рук. Иногда баба Люба, вдруг начинала рассказывать. Тогда все замолкали и заворожено слушали. Это были странные истории, в них были незнакомые нам люди и незнакомые места. Мы считали эти истории сказками, но это были воспоминания из далекой бабушкиной молодости.

   - Голод тогда был, лютый голод. И зима, тоже лютая – бабушка начала свой рассказ, как всегда с полуслова, продолжая вслух свой мысленный монолог – Мы пухли с голода, как надутые были. У меня тогда было семь детей, а мужа комиссары во дворе вилами запороли, брат его запорол родной, за мешок зерна. А куда я одна с ребятней? Пока лето, да осень, то хоть лебеду да крапиву ели, а пришла зима, так ложись и помирай. Вот и лежали. Оно пока лежишь, то вроде и есть меньше хочется. Младшая моя, грудничок ишо, кричит, сиську просит. Я ей суну в рот сиську-то, а что толку, пустая я, погоняет она во рту пустышку, маленько угомонится, а потом опять в рев. А те, что постарше смирно лежат, им уже и плакать сил нет. Лежим, вдруг слышу,  дверь скрипнула. Баба заходит, справная такая, одета хорошо, в темное, платок цыганский на плечах, сама чернявая, но вроде не цыганка и не хохлушка, и на нацменку не похожа. Красивая, прямо глаз от лица не отвести. Как зашла та женщина, так дочка моя маленькая притихла сразу. А женщина всех обошла,  кому одеяло подоткнула, кого по голове погладила, в доме вроде, как и светлее стало. Ко мне подошла. Села на край кровати, рукой волосы у меня со лба убрала, а ладонь у неё как ледышка.
- Что же ты, Любаша, детей своих голодом моришь? – у меня спрашивает, значит.
- Да я бы рада и накормить, только нечем, голод у нас. Ты разве не знаешь?
- Я недавно приехала к Вам, всех новостей не знаю еще.
- А к кому приехала?
- К тебе Любаша, к тебе и за тобой. Собирайся.
- Да куда ж я поеду, на кого кровинушек своих брошу? – тут меня жаром охватило, поняла я вдруг, кто эта баба.
- За кровинушек не волнуйся, Бог дал, Бог и позаботится.
- Никуда я с тобой не пойду. Уходи, рано мне еще.
- Не тебе это решать Любаша, а я не могу с пустыми руками уйти, если пришла. Ты не пойдешь, так кого-то из твоих детей приберу. А ты поспи пока.

- Рукой мне по голове провела, я и забылась. Сплю, не сплю, но вроде как опоили чем. Очнулась от шума. Соседка зашла проведать. Чувствую, что у меня из рук малышку забирают. А дочка-то уже холодная совсем и малец годовалый тоже представился. Забрала  смертушка свою долю. Меня жить оставила, чтобы я остальных  детей подняла да выходила. Как мы тогда до весны дотянули уже и не помню. А потом жисть налаживаться начала, выдюжили мы.

   Бабушка замолкает также неожиданно, как и начала говорить. Мы ждем еще какое-то время, но потом по дыханию понимаем, что бабуля заснула…
Где Я?

Заповедное

Заповедные наши желания. Заповедные страхи наши. Вместе они, часто так крепко сплетены, что и не разнять, не отделить одно от другого. Слово «заповедный» - основательное слово. В нем «заповед(ь)» главенствует. А значит в заповедное доступа нет ни-ко-му…

Человек боится исполнения своих заповедных желаний. Исполнятся они и всё – голышом остался, чем жить дальше-то? Collapse )
OkПират

Заклинание снега

Вот заклинание, которое написала анонимная (не имеющая своего ЖЖ) читательница моего ЖЖ.
Она подписалась как Скандализа. Больше ничего о ней не знаю:)
Публикую как есть.

Заклинание снега


Белый, чистый, невинный.
Слепучий, мягкий, теплый.
Пушистый, незабываемый, полный воспоминаний.
Это именно он, снег.
Collapse )
Удивление

Позволение невежества...

Написать что-то очень наивное.
Даже не наивное, а глупое.
Раскрыться во всей красе своей несвоевременности.
Продемонстрировать, что не читал, даже не слышал.
Показать как ты не в курсе событий.Collapse )
Удивление

Б.Слуцкий - Блудный сын

Истощенный нуждой, истомленный трудом,
Блудный сын возвращается в отческий дом.
И стучится в окно осторожно: "Можно?"
Сын мой единственный, можно!

Можно все, лобызай, если хочешь, отца,
Обгрызай духовитые кости тельца.
Как приятно, что ты возвратился,
Ты б остался, сынок, изменился.

Сын губу утирает густой бородой,
Поедает тельца, запивает водой,
Аж на лбу блещет капелька пота
От такой непосильной работы.

Вот он съел, сколько мог, вот он в спальню прошел,
Спит на чистой постели, ему хорошо,
И встает, и свой посох находит,
И ни с кем не прощаясь, уходит.

P.S.

Наши дети подрастая становятся такими же вот блудными сыновьями.
Как и мы в свое время
Удивление

Утренние зарисовки

...На натянутой между домами проволоке сидел скворец и самозабвенно орал! Он пробовал самые невероятные переливы, словно испытывал свой певческий аппарат на прочность.
А на площадке детского сада воспитатели вовсю принимали ребяток, оттуда доносился визг, писк и гомон - вообщем-то близкий по тональности к скворчиному пению:)

В школу торопились младшеклассаники, похожие пухлыми ранцами и обязательными пакетами со "второй обувью".
Они время от времени устраивали гонялки друг за другом, но шума от них было конечно же меньше, чем от скворца или
их младших коллег.

Старшеклассники смотрелись посолиднее и попестрее... Переговаривались с кем-то по мобильникам или что-то "перетирали" между собой...
А еще торопились взрослые. У каждого из них на лбу, с разной степенью наклона, проглядвалась надпись : "Достичь ЦЕЛЬ"!
И они рвались, спешили, семенили ногами, ударяли по клаксонам авто, рвали рычаги управления и все для того чтоб успеть!

Венец твороения блин, как часто называет себя этот биологический вид:)

Хотя... Я ведь тоже один из представителей этого вида, а то что надпись на моем лбу возможно видна не так ярко, так это только потому, что случилось проснуться мне пораньше и захотелось вместо толкотни в душной маршрутке, прогуляться по летнему, утреннему городу.

А город был чудо как хорош. Нужно только свернуть и идти дворами.
И оказалось, что среди звуков преобладает птичье пение. Во дворы не так пробивается урчание моторов.
А среди цветов - белый! Расцвели вишни, всякие рябины и дикие яблоньки.
А еще много-много Солнца!

И лето уже наступило. Вчера в деревнье увидели стрижей - верная примета!

С чем всех ВАС и поздравляю!

БУДЕМ ЖИВЫ!