Удивление

Бу-бу-бу

У человека, по мере взросления, возникает перекос. У человека накапливается много ответов и остается все меньше вопросов. Такой человек способен подробно рассказать и показать, что и как нужно делать. Он знает, как понять что-то. У такого человека всегда есть мнение по любому поводу, и он способен выставить оценку чему угодно. Но он не замечает новое, и не способен разглядеть мелочи. Рядом или вдалеке. Такой человек может говорить, что нужно быть подобным ребенку и даже задает много вопросов, но вопросы его основаны на уже существующих у него ответах. Это путь Опыта. Он похож на путь Мудрости, и отличается лишь количеством готовых ответов. 

  Это не лечится. Потому что не является болезнью. Это похоже на старость, но не зависит от возраста. Духовные практики, техники медитаций и другие забавы добавят ответов и еще сильнее спрячут реальность. Жизнь не зависит от образа и способа. Этот список банальностей можно продолжать бесконечно. Невозможно сосчитать солнечные зайчики на воде. Но попытка счета может натренировать внимательность. Неизвестно, как можно избежать просветления, как и то, как его достигают. 
Удивление

Самая простая история на свете

Прасковья Захаровна вышла замуж от скуки. К моменту женской зрелости не накопила она ничего такого ради чего имело смысл Жить. Замужество же таило в себе неизведанное прежде и обещало разнообразие. А любовь? Сомнительное приключение. Чаще всего только мешает. Муж нашёлся естественно и незаметно. Человек он был без затей, но хваткий. Деток изладили, одного за другим, и третьего следом. Жизнь протекала за заботами и простыми радостями. Не обмануло замужество. На всю оставшуюся Жизнь хватило. Детей подняли, определили. Внуки в радость. А потом, незаметно и постепенно и ушли один за другим, Прасковья и муж ее. В один год. Лежат на погосте рядом, как привыкли. Не назовут их именами улиц. В новостях про них не расскажут. Модный блоггер не запостит что-то актуальное про этих людей. Такая вот простая Жизнь. Проще некуда.
Удивление

Сказка про летящее небо, любовь и музыку

Это большое везение. Так улечься у раскрытого окна, чтобы все слышать и видеть. Слышать дождь и видеть тучи и облака. Если повезет ещё больше, то можно разглядеть, как по небу пролетают кусочки неба. Эта странная фраза чудо, как хороша. Среди облаков, которые так похожи на тучи, ведь из них сыплет дождиком, попадаются дырки. Некоторые дырки просто просвечивает, а в некоторые видно голубое небо. И вот тут самое главное забыть про то, что на самом деле облака летят по неподвижному небу. Тогда все и случится. Мимо тебя проплывет лицо человека, который так много вспомнил, что забыл, как забывать. И пролетит кудрявый по краям кусочек неба. Такого удивительного цвета, что ты не сможешь подобрать ему название. Да и не до этого будет. Не до названий. Тут небо мимо пролетает. Такое не каждый вечер показывают.

Она называет себя мужским именем. Но это ничего не меняет. Потому что внешность. Такие черты лица хочется рисовать. Даже, если не умеешь. К нарисованному лицу можно приделать что-то ещё, но это необязательно. Беда тому, кто посмотрит на такое лицо чуть пристальней, чем допустимо. Он уже не сможет отвести глаз. А она этого не заметит. И закружит древняя, как мир игра. Без победителей, но с проигравшими. Нельзя без этого. Иначе может нарушиться шаткое равновесие Мира.

Вот ты сейчас переполнен светом, небом, дождём и счастьем. Может быть вокруг тебя даже кружится нимб. Так тебе сейчас. И качнется Мироздание. Как Ему удержаться, когда такое? Вот тут и пригодится безнадёжно и безответно завороженный. И уравновесит. А когда-то и тебе выпадет время сменить нимб на слёзы. Как-то так и происходит.

К выходу готовится новая туча с дождём. Тяжёлая, изнемогающая от приятного бремени. Гитара, виолончель, скрипка и флейта играют что-то из Моцарта. Такое барочное и подходящее к началу дождливого представления. Музыка старая, а инструменты, в их сегодняшнем виде, во времена Моцарта не существовали. Как и микрофоны, что помогают услышать.

Музыка затихает. Замолкает город. Налетает ветерок, перебирая невидимыми пальцами листья на деревьях. Там,где осины или тополя, листья от такого ветра похожи на стаю взлетающих птиц. Так они шумят. Она чувствует Присутствие, но верит Видению. Это волнует и немного пугает. Как пугает предвосхищение дождя и невозможность заглянуть на кулисы будущего.


Удивление

Петров и мысли

Дождик, то притихал, то принимался чаще стучать по подоконнику. Интересно, есть у дождя какой-то замысел? Или план? Сколько времени ему идти? Когда идти сильнее, а когда тише?

Петров повернулся на другой бок и задумался. Подумал о том, потом подумал об этом. Потом мысленно понаблюдал за тем, как думает. В боку закололо. Интересно, там действительно что-то болит? Или это очередная мысль? А если только мысль, то есть ли способ подумать её так, чтобы боль исчезла? И что в этом случае произойдёт с источником боли? Пока Петров размышлял об этом, боль утихла. И тут же возникла мысль о будущем. О том, что будет с ним лет через… Думать про будущее расхотелось.

Петров миновал тот радужный возраст, когда так приятно строить планы на будущее. Не то чтобы планов не было. Но это были совсем другие планы. Вернее планы о другом. И в них хотелось подольше уцелеть и не быть обузой. Потому что хочешь ты этого или не хочешь, а встречаешь постоянно стариков. Они ещё недавно были бодры и полны сил. А потом, вдруг… Про это тоже думать не хотелось.

Дождик притих. Может тоже задумался? Или выполнил план на вечер? Петров повернулся на другой бок. И подумал о том, что не думать предлагают люди глубоко и окончательно немолодые. Это и понятно. Слишком много у них мыслей, думать которые не хочется. Вот и провозглашают они мысли о том, что нужно чаще останавливать мысленный монолог и не думать ни о чем. Петров улыбнулся. Мысль оказалась очень правдоподобной и тут же позвала к себе другие подобные мысли о том, как старики мудро рассуждают о том, что лучше не делать то, что им делать или трудно или неприятно. И ладно бы рассуждают, они убеждают других, что только так и правильно.

В окно заглянула звезда. И тут же несколько капель ударили по листьям за окном. Звезде не положено выглядывать, когда небо затянуло тучами. А дождю полагается идти в пасмурную погоду. Сколько же всякой ерунды выдаётся за высокую мудрость в последней инстанции? И почему принято считать, что с возрастом человек непременно мудреет? С чего бы это? С того, что он старается меньше думать?

Петров улегся на спине. Закинул руки за голову. Послушал город. Далекий мотоциклист заставил свой байк истерически кричать в ночи. Какой-то неопределимый шум менял тональность, словно это океан играл волнами и берегом. Мыслей больше не было. И спать не хотелось. Хотелось лежать и понимать, что ты Живой. И этого было достаточно. Пусть и совсем не выглядело мудрым.
Удивление

Ага

Вчера целый час лежал и слушал дождь за окном. Совсем теряю способности к скуке. Да и когда скучать, когда вокруг столько всего и разного. Не успеваешь за всем. И времени на то, чтобы успеть не выделено, и сил ограничено.
А на дождь за окном ничего не жалко? Ни времени, ни сил? Занялся бы чем-нибудь полезным!
Ага:)
Удивление

Подсказчик

Мимолетность сна выветривается очень быстро. Через пару часов уже и не помнишь то, что так поразило во сне и казалось, никогда не забудется. Ангел Мефодий работал подсказчиком. Формально его должность звучала гораздо солидней, но в данном варианте языка людей воспроизвести ее не представляется возможным. Поэтому остановимся на самом близком по смыслу варианте.

Проще всего подсказывать во сне. Главный человеческий критик крепко спит и значит можно все сообщать напрямую. Всё так, если бы не зеркала. У человека многое наперекосяк. Правое-левое у тебя на одном месте, а у стоящего напротив тебя с точностью наоборот (относительно тебя). Покажи своей правой рукой на правую руку человека, что стоит к тебе лицом. Вот тебе и перекосяк. А повернется он к тебе спиной, все на свои места становится. Это кажется нормальным, по привычке. Вот только во сне с этим “нормально” такая карусель начинается, что и не разобраться. Ангел-подсказчик тебе одно говорит, а ты понимаешь свое. А потом, еще просыпаешься и понимаешь еще раз, а потом твой критик фильтрует то, что ты понял и вот тебе твое “понимание” сна. Добро пожаловать в личный дурдом.

Мифодий чего только не перепробовал. И спиной поворачивался, когда говорил. И слова зеркально переворачивал и смыслы с ног на голову ставил. Еще хуже становилось. Люди начинали себе кошмары допонимать. Мимо слов пытался сказанное поставлять. Еще хуже. Человек к словам с малых лет приучен, всё, что словами не изобразить, мимо ума пропускает. Беда и огорчение. Старается, ангел, да только хуже становится. Но некоторым людям все-такие получалось подсказать. Руку художнику подтолкнуть, писателю сюжет подсунуть. С творцами хоть как-то получается.

Наяву подсказывать еще сложнее. Человек боится всего на свете, а еще больше того, что в тени. Видеть ангела на свету для человеческих глаз опасно. Ослепнуть можно от непереносимого света. Вот Мефодий из тени и подсказывает. Лучше бы не подсказывал. Такого насмотрелся и наслушался, хорошо, что терпение ангельское. И крестили его и посылали в разные направления. Всё, что угодно, но подсказок не слушали.

Ему бы завязать с этим делом. С подсказками. Поговорить с Создателем, рассказать о бесполезности хорошего дела. Подсказать, так сказать. Но увы. Создатель человека по своему образу и подобию создал. И подсказывать Ему бесполезно.

Мефодий зачерпнул ложкой варенья прямо из банки, и шумно прихлебнул, чай из блюдца. Закрыл глаза блаженно. Вкусно ангелы чай пьют. Загляденье.

Удивление

Не только про Красную Шапочку

“Можно часами ходить от стола к шкапу и от шкапа к дивану и не находить выхода” (Даниил Хармс).

Щенячье ощущение молодости. Когда ты не строишь планов, не вырабатываешь стратегию, но беспочвенно уверен в том, что Это случится. Что Это? Что угодно! Потому что Оно не может не случиться. Оно, конечно же не случается, или случается не так или вообще. Но подобные мелочи ничего не меняют. До поры.

Красная шапочка плохо помнила историю с волком и бабушкой. Лет прошло немало. И с каждый годом что-то забывалось, а вместо забытого придумывалось новое. Это перемешивалось, доводилось до кипения, снова перемешивалось, потом остужалось. В результате заваривалась такая невероятная каша, что ее совсем не хотелось пробовать и вспоминать былое.

Сказка заканчивалась на том, что у волка вспороли брюхо и оттуда вышли все, кого он слопал. Про дальнейшую судьбу волка ни слова. А он выжил. В тех лесах гастролировал какой-то звериный доктор с плохо произносимым именем. Этот доктор зашил волка. Какое-то время понаблюдал его, а потом оставил заботам Красной Шапочки и её родственников. Выходили волка. Выкормили с ложечки. В лес он больше не вернулся. Воротило его с мясного. Когда Шапочка вышла замуж за сына одного из дровосеков и у них родились крепенькие близнецы, волк возился с младенчиками, менял пеленки, пел колыбельные. Когда малыши подросли, катал на спине и учил выть на Луну. А потом волк состарился. И однажды ушел в лес и не вернулся.

Шапочка поставила опару с вечера. За ночь поспеет и можно будет замесить тесто. Пирожки все любят, вот только кормить пирожками некого. Шапочка уже давно бабушка, но внуков видит редко. Далеко они живут, в большом городе. Пока до внуков пирожки доедут, зачерствеют и вкус потеряют. Поэтому пирожки съедят звери и склюют птицы. Жалко, что в лесу не водится волков.

Никуда оно не девается. То самое шенячье чувство из молодости. Просто не хочется, а с этим уже ничего не поделать. Хорошо, что волка тогда на лапы подняли.
Удивление

Вкусовщина

Мессия не любил рыбачить. Издержки ремесла. Рыбе очень больно, когда её поймали. И она бьет хвостом из стороны в сторону, корчится от боли. А ты чувствуешь и пропускаешь через себя любую боль. Какая уж тут рыбалка. Но ученики любят рыбалку и побаловать себя ухой любят. Или зажарить рыбку на углях. Как им объяснить? Да, никак.

Вороны обожают петь. Особенно на рассвете. Но не все разделяют эту страсть. Обзывают пение ворон противным карканьем. И кто бы говорил? Те, кто постоянно просыпают рассветы. И в музыке ценят такое, что ни одна ворона не то, что исполнять, слушать не будет. Конфликт интересов? Разница во вкусах? Или что-то такое, что невозможно объяснить любителям рыбки?

Рисовать ворону просто. Нарисовать ворону невозможно. Поэтому каждый кто рисует ворону, изображает что-то отдаленно напоминающее и желательно забавное. Забавное напоминание вполне может оправдать и даже заменить. Об этом человек узнает очень рано. Когда ты учишься понимать речь окружающих, то понимаешь не все слова. Ты становишься старше, а понятных слов не становится меньше. И ты находишь что-то похожее и напоминающее когда-то вроде бы понятое. В итоге твое понимание состоит из туманных догадок и предположений. На помощь приходит музыка, рисование, пантомима и многое другое, где слова не используются. Поэтому рисовать просто. Нарисовать сложнее.

Мессия любил посидеть с удочкой на рассвете и послушать пение ворон. К удочке не привязана леска с крючком. Рыбы знают это и с удовольствием приплывают ближе. Перед самым восходом солнышка наступает самая настоящая тишина. Ветер затаивает дыхание. Вороны затихают. Рыбы рисуют на речной глади едва заметные круги. Тихо-тихо. Доступное каждому мгновение. Если не проспать и не пользоваться словами.
Удивление

Охота

Сон рухнул на Рудольфа Петровича. Закрутил, запутал, напугал. Это была охота. Охотников не видно, но слышно загонщиков. Лай собак, то приближается, то отдаляется. Рудольф Петрович побежал вперед и тут же наткнулся на флажок. И понял, что за флажок ему нельзя. И вопрос “почему нельзя” даже не возникал. Нет и всё. Несколько шагов с сторону, опять флажки, уже другие. Нельзя. Страшно-то как. А зачем он побежал? Почему решил, что охота на него? Откуда эта паника перед флажками? Думать некогда! Бежать! Куда? Неважно. Стоять нельзя. Потому что охота.

Это слишком просто и наглядно, чтобы напугать. Человека окружают убеждениями разных видов, чтобы удержать в пределах определенной территории. Убеждения могут противоречить друг другу, но с точки зрения того, кто их расположил вокруг человека, это неважно. Человек мало меняется, но, если, вдруг такое произойдет, путь человеку преградит убеждение. И какое-то подойдет. Не может не подойти. Полезно-вредно, приятно-противно, опасно-комфортно и так далее. Кого-то загоняют обещаниями вкусной еды, кого-то предвкушением долгой Жизни, кто-то попадается на внимание и славу, а кто-то на божественную благодать. Убеждение - не самое подходящее для этого случая слово. Но и это не важно. Главное, чтобы флажков было достаточно. Чтобы добыча не ускользнула от охотника.

Рудольф Петрович вывалился из сна, проснулся. Понял, что он забыл кто он, а когда вспомнил, то захотел забыть. Реальность, в которую он проснулся, мало чем отличалась от жуткого кошмара. Сейчас он встанет, пойдет в туалет. Приготовит завтрак. Поест. Примет утренние таблетки и пойдет на службу. Пешком. Хотя может и поехать. В нужное время обеденный перерыв, потом снова будет что-то делать. Пешком домой. Телевизор, может Интернет. Новости. Переписка с кем-то. Спать. Если проснется, утром все повторится. Шаг вправо, шаг влево. Некуда бежать. Он есть и спит, чтобы работать. Он работает, чтобы есть и спать. Он пытается быть здоровым, чтобы есть и спать, и лучше работать. Отдыхает для того же. Возможны варианты, но они приведут к тому же. Что-то почитать, посмотреть, послушать. Сделать. Возможно, пробежать, проехать. Поднять, опустить. Выпить. Он здоров, он болен. Это ничего по большому счету не меняет. И по маленькому счету тоже.

Кот потянулся и прыгнул за солнечным зайчиком. И кот, и солнечный зайчик знали, что эта охота без добычи. Но процесс был увлекательным. Зайчик для порядка погонял кота по комнате, а потом спрятался за шкафом. Кот лег и уснул там, где его застал сон. У кота не было убеждений, у него был набор реакций на происходящее вокруг. И этого было достаточно. На кухне загремела банка с кормом. Можно сбегать и вкусно поесть. Солнечный зайчик ничего не знал о том, кто он и зачем он. Из-за шкафа он так и не появился. Он возник на закате, около балконной двери. Рядом с замершим Рудольфом Петровичем. Тот смотрел на закат и ни о чем не думал.
Удивление

Да. Три. Месяца

Точно неизвестно, поэтому можно сказать неточно.

Идёт третий месяц ежедневного рисования.
Но для точного указания неточного пусть будет уже три месяца рисования каждый день.

Так получилось гораздо лучше и проверить никто не захочет.
Тем более, что это менее всего что-то изменит.

Повод есть. Нарисован петух. Во всей красе. Угольный и значительный.