Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Настоящее сокровище. Быль!

А началось всё так. Ко мне в комнату кто-то постучался. Ага. Постучался и постучался, что с того.
Да только в тот момент я был в квартире один, и устраивался поудобнее, чтобы начать смотреть какой-нибудь увлекательный сон. Найденная поза уже не показалось такой удобной. По спине побежал холодок, бодрый такой. Стук повторился. Я замер, затаив все, что только можно было затаить. Но больше ничего той ночью не произошло. Я уже было подумал, что мне померещилось, и постарался забыть, как…

Стук был деликатный, так стучит человек, уверенный в своем праве зайти в эту дверь, но при этом достаточно воспитанный, чтобы не быть слишком назойливым. Мне ничего не оставалось, как хрипло промолвить: «Заходите, открыто». Никто не вошел, никто даже и не пытался войти. Стук повторялся из ночи в ночь. Я уже лежал и ждал, когда же этот некто постучит. Не угадал ни разу – стучал он всегда неожиданно, заставая меня врасплох. Осмелев, я вставал, осторожно открывал дверь, ожидая увидеть за ней кого угодно. За дверью была только темнота, сдобренная светом уличных фонарей.

Встретились мы во сне. Сон был из той породы солнечных снов, когда всё яркое, красочное, праздничное. На поляне, окруженный полевыми цветами, стоял человек и купал руки в небе. Видели, как купают руки в воде? Только вместо воды – небо! Человек, увидев меня, широко улыбнулся, а потом громко закричал в небо, погружая руки еще глубже.
Кричал он что-то бессвязное, и делал это очень азартно. Наоравшись вдоволь, человек умылся небом (это выглядело именно так), тщательно растирая лицо, плечи, грудь, живот, хлопая себя по ляжкам и заразительно хохоча.

- Пойдем, съедим кого-нибудь – предложил человек, и мы сразу же оказались в уютном кафе. Перед нами стояли огромные тарелки, из тарелок аппетитно пахло, посреди стола возвышалась гора небольших булочек, натертых чесноком – Борщ с пампушками. Хотя это и не настоящие пампушки, но где взять в этой глуши настоящие - заявил умывающийся небом. Ложка в его руке напоминала рапиру, он не ел, он сражался. И при этом улыбался. Как он улыбался! Он улыбался каждой ложке борща, каждой пампушке, каждой крошке, которая падала у него изо рта – Не отвлекайся. Не обижай повара, он старался. Потом расскажу, что и как! – не прекращая побеждать пищу, пробубнил улыбающийся человек.

И он рассказал. Рассказал о том, что в небе скапливается много неизрасходованных улыбок. Эти улыбки образуют своеобразный улыбчивый слой, играющий важную роль (какую он не стал уточнять). Никто не запрещает взять немного улыбок себе. Для этого нужно всего лишь обратить на себя внимание (улыбки любопытны). Кто-то для этого часами стоит, подняв руки к небу, кто-то возносит молитвы, а этот человек кричит. Но можно найти свой способ. Как только добрался до улыбок, можешь разбрызгать их вокруг, можешь умыться ими сам, можешь отдать их другому человеку, главное не мешкай…

Я проснулся. С вечера мне было очень несладко. Недомогание всё еще хозяйничало в моем теле. Я подошел к окну, распахнул его, помахал небу и неожиданно для себя, улыбнулся!
Tags: Для Ри, Сказки с дымком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment