Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Category:

Один. Дома. 6.3.11

Один дома. Телевизор приветствует меня черным экраном. Отдохни, дружище – сегодня я один дома. Что-то начинаю, бросаю снова начинаю. Сплю, просыпаюсь, лежу, думая в темноту. Остановил время. Мир меня немного подождет.

Мой девятнадцати летный кот думает иначе. Кот в девятнадцать чем-то похож на человека в таком же возрасте. Ему постоянно что-то нужно. Сходство еще и в том, что ни человек, ни котэ, вразумительно о своих желаниях сказать ничего не могут. Одно желание у кота неизменно, он не может определиться со своими вкусовыми пристрастиями. Ходит по дому и поет свои дикие кошачьи песни, требуя еды и получив искомое неистово от неё отказывается.

Выход из дома предопределён. Если я не добуду коту еды, кот добудет меня и доведет до греха. Во дворе меня встречает легкая метель. Ветерок весело гуляет, разметая мусор и загоняя, не таких уж и редких, прохожих, по домам. За мусором присматривают две юные толстозадые дворничихи. Они катают по двору пожилую коляску с баком, и собирают разгулявшиеся пластиковые бутылки, мешки и что-то еще, не определившееся со своим видом. Девицы плохо делают свою работу, они заняты своим молодым дворницким разговором. Тщетно пытаясь при этом перекричать звонкий ветер. Обрывки фраз доносят информацию о том, что какой-то неизвестный Костя оказался сукой. Неизвестный Костя скорее всего и не подозревает о внезапной смене своего социального статуса. О нем мне ничего неизвестно об этом Косте. Коляска брякает больными колесами, бак кряхтит, переваливаясь с боку на бок. Им много лет – этим неизменным спутникам дворников. Наверно тележка и бак старше вместе взятых крикливых дворничих.

На каждом углу продают примороженные тюльпаны и забывшие себя мимозы. Цветы так и не поймут, что с ними случилось. Их погрузили в небытие практически с самого рождения. Да и кому это интересно. Грядет половой праздник и многие женщины тешат себя надеждой получить недодаденное за год от этих недалеких мужчин. Ох-хо-хо.

В мясных рядах выбираю самого одинокого продавца. Это женщина. Под видом выбирания мяса разговариваю её, и скоро она улыбается мне самой лучшей из своих улыбок. Это мой подарок ей, правда она об этом, скорее всего так и не догадается. Мне же достается небольшой кусочек отменного мяса. Это для кота. Человеку такого количества будет мало, а моему коту в самый раз.

Один дома. Предельная концентрация мизантропии в отдельно взятой человеческой особи может привести к катастрофе. Я свой предел мизантропии похоже превысил многократно. Иероним Карл Фридрих Мюнхгаузен, по версии Горина, очень любил дружить с великими людьми прошлого. Я его очень понимаю. Это лучшие собеседники и самые верные друзья. Ведь и они, в массе, не очень любили людей. Так что получается, что я не так уж и один. Спящий кот, отдавший должное достойному кусочку вкусной мякоти и отличные книги. Я сегодня буду их начинать и бросать, как и многое другое.

К слову о Мюнхгаузене. Мне повезло с Мартой. Моя Марта знает обо мне гораздо больше, чем я могу об этом догадываться, но при этом мудро принимает меня таким какой я есть. Она не делает попыток переделать меня на свой лад, прекрасно понимая, что лучше чем у Бога, у неё вряд ли получится.

Время чая. Пусть Мир еще немного подождет. Сегодня я один дома и остановил время.
Tags: Дневники провинциала, Жизнеописание в интерьере, Не удержать мгновенье, Невыносимая легкость
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments