Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Category:

Пара Ноя

Было так. Некто уснул, а проснулся совсем не там, где ожидал. Так иногда случается. Покинутое тело, в котором Некто худо-бедно жил до этого, осталось в одинокой квартире, а пропажа была обнаружена не сразу, что в данном случае было к лучшему. Но нам интересно не то, что случилось с забытым телом, а, то где проснулся Некто.

Некто обнаружил себя, вернее то, что проснулось вместе с ним, посреди огромной залы. Помещение напоминало провинциальную картинную галерею. С одной стороны помпезность и претензия на роскошь, а с другой плохо скрываемые следы давно не проводимого ремонта. Стены залы были увешаны картинами. Некто решил полюбопытствовать и с удивлением узнал на картинах себя. Неизвестный художник, в весьма натуралистичной манере, изобразил сцены из прошлой Жизни Некто. И это были самые неприятные сцены его бытия, то о чем обычно стараешься забыть или прячешь воспоминания в самые укромные уголки памяти. Жгучая волна нестерпимого стыда накрыла Некто. Стыд старательно пропитывал душу, доставляя при этом невыносимые страдания. Хотелось зарыть глаза, убежать из этого жуткого места. Но это было невозможно. Глаза не закрывались, и бежать было некуда. Кроме этого, Некто, был не одинок. Вместе с ним по зале шарахались какие-то отвратительные тени. И судя по тому, как эти тени избегали контакта с Некто, он был не краше. Тени старательно рассматривали картины на стенах и очень скоро Некто понял, что каждая тень видит, что-то свое, и то, что она видит, ей неприятно.

Неожиданно Некто обнаружил небольшую нишу и поспешил в неё заглянуть. В нише была дверь, которая легко открылась. За дверью обнаружился небольшая комната. В комнате стоял стол. За столом восседал человек, с которым творилось непонятно что. Этот человек был лысым, но в, то, же время у него была густая и пышная шевелюра. Его подбородок был тщательно выбрит, но с длинной вьющейся бородой. Огромный мясистый нос был одновременно маленьким и курносеньким. Смотреть на этого господина было невозможно, как и оторвать от него взгляд.

Одновременный человек (так Некто решил его называть) распахнул радостные объятья и одновременно с отвращением отпрянул, после чего заговорил, сохраняя при этом тягостное молчание. Говорил он на неизвестном языке, в котором, тем не менее, присутствовали слова всех существующих языков и наречий. Понять речь этого человека было невозможно, а не понять, не было шансов. Некто понял, что его по причине (непонятное слово) решили подвергнуть (непонятно) с целью (несколько непонятных слов), для чего он пройдет усиленный курс (непонятно) неизрасходованных эмоций.

Все кто когда-то изображал ад и чистилище были добрыми людьми. Потому что в реальности ад оказался гораздо хуже. Хотя грешника не варили в масле и не заставляли вылизывать раскаленные сковороды. Всё было проще и беспощаднее. Нужно было всего-то израсходовать нерастраченные в прошлой Жизни эмоции. Всего-то. Вы не знаете что такое мука, если не плакали, не переставая, пару вечностей, а потом столько же не удивлялись. Радость в течение трехсот лет невыносима, а непрерывная нежность – отвратительна. Как же разнообразна, могла быть упущенная Жизнь и как же она была обворована, если в ней осталось столько неизрасходованного?

Сколько времени длилась эта мука и уместно ли говорить о времени, Некто не знал.
Однажды он уснул и проснулся в своей холостятской кровати. Он не знал, было ли пережитое им просто сном или сном было то, что происходило сейчас. Но утро было прекрасным, и хотелось удивляться, плакать, смеяться, горевать и гневаться. Хотелось Жить!
Tags: Сказки с дымком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments