Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Вспомнилось старенькое. А настроение создает:)




Это Аукин-блюз!
А то захочется вдруг картошки жареной.
Такой, чтобы чуть хрустела, но при этом с поджаринками.
Прямо вкус во рту от картошки этой.
Будто только прожевал и проглотил.
Глазами по сторонам шаришь, а вокруг — никакой картошки!
А человека увидеть или услышать захочешь?
Так сильно, что скулы сводит.
Хорошо, если можно ему написать или позвонить.
А если вот нет этого человека уже среди Живых?
В тебе он есть, а вот вне тебя уже нет.
Комок в горле, который не проглотить...
Пойти куда-нибудь вдруг потянет.
Встать вот так и, ничего никому не объясняя, уйти.
Чтобы снег или дождь с неба падал или хоть тучи.
И идти, кутаясь в ненадежную одежду, и голова вся на улице.
Прийти туда и обнаружить, что уже и не надо.
Пока шел — отпустило.
К книге качнет. Именно к бумажной книге.
Листаешь судорожно страницы.
Постоянно пропускаешь нужное место.
Нашел. Впился глазами.
Хорошо стало.
Да!
А вот когда вдруг защемит неизвестно что?
То тут спасения нет.
Ни еда, ни человек, ни место, ни книга не спасут.
Маета сплошная.
Куда себя не положишь — везде не так.
Как зверь в клетке — крутишь внутри себя, а выхода нет.
И сладко так от этой неустроенности.
От того, что не знаешь, отчего тебя так взяло.
От того, что средства нет, чтобы помочь.
Так в человеке Жизнь поворачивается.
С бока на бок.
А потом уляжется...
И ничего — все вроде, как и на местах.

(с) Аука. Из книги "Хроники Расколбасова. Аукин блюз"
Tags: Из хорошо забытого, Читает Аука
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments