Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Блюз о чехле для гитары

В чехол для гитары прекрасно вмещаются три веника или одна, но добрая, метла.
Переносить веники или метлу в чехле удобно.
У окружающих возникает масса вопросов, если ехать в трамвае со связкой веников или метлой без черенка.
И никаких вопросов, если на плече у тебя гитарный чехол.
Едет музыкант по своим музыкантским делам – какие тут вопросы?
О том, что в чехле может быть не гитара, а что-то совсем другое, никто не задумывается.

Степанов знал про эту человеческую слабость и использовал чехол не по назначению.
Гитару он давно никуда не носил из дому, она стояла в углу, всегда тщательно настроенная и задумчивая.
Этой гитаре было много лет, и она знала цену молчанию.
Если Степанов и брал гитару в руки, то играл на ней всегда один и тот же блюз.
Тот самый блюз, услышанный однажды и изменивший всю его последующую Жизнь.

В вагон старенькой и потрепанной электрички вошли двое – патлатый парень и девушка.
В руках у парня была гитара, гитара в потрепанном чехле.
Парень сел и сразу же извлек инструмент на свет Божий.
Легко тронул струны, проверяя строй, а потом заиграл.
Степанов сидел на соседнем сиденье, через проход.
Он прекрасно слышал, как играет этот музыкант и видел, как он играет.
А играл он какой-то незатейливый блюз.
Но для Степанова, в тот, же миг, остановилось время.
Этот странный и немного диковатый ритм.
Простая музыкальная тема, снова и снова повторяющаяся.
Но каждый раз чуть и иначе…

А тут объявили станцию, на которой нужно было выходить Степанову.
Закон всепобеждающей подлости: самое хорошее начинается неожиданно,
И заканчивается в самый неподходящий момент.
Степанов шел домой оглушенный, он боялся забыть, потерять тот ритм.
Не раздеваясь, он схватил свою гитару, старенькую, потрепанную, вечно теряющую строй,
И попытался повторить, то, что слышал…

Только через месяц он смог понять, как играют блюз.
Но тот блюз, услышанный в электричке, он уже забыл.
И тогда он придумал свой блюз…
Потом Степанов купил хорошую гитару.
И играл на ней только блюз.
Это был всегда разный блюз, но всегда Тот самый, когда-то услышанный впервые и потом забытый.
Под блюз можно было петь, говорить, молиться или просто подвывать от боли…

В чехол от гитары входит добрая метла.
Метла никого не царапает и не вызывает ненужных вопросов.
Каждому понятно, что едет в трамвае музыкант по своим делам…

Это история о человеке-блюзе.
В миру, дворнике Степанове.
Записанная в ритме блюза.
Tags: Аукин блюз, Жизнь дворника Степанова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments