Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Category:

Не рассказанная... сами поймете, кто!

О том, что нужное место рядом, говорили все приметы. Некоторые из примет говорили так громко, что заглушали все остальные звуки. Потом понесло коня. Вроде не ел он ничего такого, но несло его так сильно, что пришлось оставить верного коня на полянке, поросшей чем-то аппетитно зеленым и свежим, но мало похожим на траву. В завершение ко всему отказались верить глаза. Чтобы об этом рассказать, я даже с красной строки начну.

Вроде ничего особенного не происходило, но при этом непрерывно менялось. Смотришь на дерево – дятел сидит, стучит усердно. Приглядишься, а то никакой ни дятел, а белка орехами угощается. Не успел удивиться такому превращению, а видишь, что не белка это вовсе, а сломанная ветка на ветру качается и об ствол дерева стучит. И такая кутерьма со всем, что видишь. Как тут глазам верить? Вот они и отказались!

Выяснилось, что если то, что увидел, вроде как не узнавать, то оно какое-то время еще узнаваемо. Но если не удержался, да еще и назвал вслух, то такая карусель начинается – голова кругом. Идти трудно, очень трудно, когда голова то в одну, то в другую сторону крутиться.

Сказочник обнаружился на берегу. Берег был зыбким, колыхался и вкусно пах свежими лесными ягодами. Река, чьим берегом был этот берег, была полноводна и нетороплива, если можно назвать водой белую пенную жидкость, что проистекала вдоль ненадежного берега.

На сказочника указывала деревянная, или берестяная, а может даже лиственная, табличка. Надпись на табличке постоянно менялась, часто вступая в противоречие с самой собой. Общий смысл написанного на табличке был примерно таким: “Сидящий может оказаться сказочником, а может оказаться где угодно”.

И все-таки это был сказочник. Ведь только он не менялся, даже после того, как его узнали. Хотя может быть, как раз не менялся, потому, что это был не он. Но никого другого по близости не было. Сказочник (будем все-таки считать, что это сказочник, иначе мы никогда не закончим), курил длинную сказочную трубку. Правда курил он если смотреть на него с определенного расстояния, потому как если подойти ближе, то оказывалось, что никакой трубки в руках у сказочника не было, и он всего лишь почесывал нос.

- Присаживайся – не оглядываясь, предложил сказочник и гостеприимно указал рукой на пейзаж вокруг. Ничего не оставалось как сесть рядом с ним, на берег. – Земляничный, мой любимый – сказал сказочник и отщипнул от берега аппетитный кусочек – Раз уж ты меня узнал, то я тебе расскажу, в чем дело. Ты попал в сказку. В самую настоящую сказку, но еще не рассказанную.
- Как это нерассказанную?
- А вот так. Где-то же должна быть сказка пока её не рассказали. Ты в курсе, кто ты?
- Если честно, то нет!
- То-то и оно. Была бы сказка рассказанной, то тебя бы представили как главного героя. Жил-был, так и так. Имя тебе бы дали. Происшествие какое-нибудь организовали. А там уж скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.
- И что мне делать?
- Оставайся со мной, пока тебя не расскажут.
И главный, неизвестный еще никому, герой остался. Скоро к нему пришел верный конь, и вошло в привычку, то, что все вокруг так изменчиво и непостоянно. Так, что когда сказку сказывать будете, то не спешите. Постепенно героя в наш мир вводите. Расскажите всё
по порядку. В некотором царстве и тому подобное.

Tags: В ней намек, Сказки с дымком
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments