Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Он. Город. Бесконечность.

   Он отдыхал. Не потому что устал – уставать было не с чего. Он отдыхал, практикуя отдых, как практикуют бег рысцой в пустынном парке. Во время бега хорошо думать о чем угодно. Слушать, как хрустит снег под ногами, поскальзываться на поворотах. Повороты неизбежны. Даже по время отдыха.

    Город  затих после того как ночь напролет оргазмировал, словно боялся опоздать куда-то.  Сегодня рассвет не наступит, так как ему положено. На время ночь будет объявлена главным временем суток. Ночь, ночь, ночь. Снова и снова повторяемая и забытая. Лицом в подушку. Боль проснется завтра. Проснется вместе со стыдом и раскаянием. Храп, открытый рот – как же некрасивы спящие люди  бесконечной ночи безумного праздника.

   Горсть снега приятно освежает. Умыться бы этим снегом? Содрать с себя лохмотья непрожитого, словно непрожеванного, непереваренного.  Снег тает и в ладони грязная лужица. Таким снегом не очиститься, лишь охладить, отрезвить, пресечь.

  Он спал. Использовал сон как повод побыть в тишине. Когда спишь, ты всегда в тишине, несмотря на то, что вокруг шумно. Ш… Шорох от слов, что цепляются друг об друга.  Слов больше, чем тишины вокруг. Слова толкаются, перепутываются, рождают причудливое.

   Бесконечность явственнее всего зимней ночью, когда смотришь из окна в затянутое тучами небо. Ватность неба порождает ощущение невозможности ограниченного. Это и есть бесконечность.
Tags: Дневники провинциала, Жизнеописание в интерьере
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment