Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Кусочек картона. Быль.

   Наверно я уже рассказывал эту историю. Столько уже буков написано, что начинаешь забывать, что и когда уже записывал. Это  я заранее извиняюсь, если уже повторятся начал.

   Дело было на одной из групп по техникам медитаций от Ошо. Я тогда очень в это дело погружен был, даже посвящение из самой Пуны (там ашрам Ошо сейчас) получил. Давно это было. Конечно, это изменило меня. Не могло не изменить. Но я расскажу об одном мало примечательном эпизоде. Тогда он случился и случился. Много лет спустя я о нем вспомнил и понял, как многое он значил.

   Прошел очередной день занятий. Это была десятидневка с полным погружением. Мы жили за городом и по двенадцать с лишним часов придавались разным экспериментам с собственным сознанием. День был как день. Начинался по традиции с «динамики», заканчивался либо «чакровым дыханием», либо «тряской кундалини» (это название базовых и наиболее известных техник). К исходу дня сил уже не было. Но тогда меня «накрыло» и я попросил разрешения остаться  в зале один на ночь. Причину такого желания объяснить  я не мог, да никто от меня этого и не требовал – хочешь, оставайся.

   Все ушли. Зал закрыли на замок. Я остался один. Сел у алтаря. (Примечание: Не знаю как сейчас, а много лет назад на подобных группах всегда делали небольшой «алтарь» - место украшенное цветами и с портретом Ошо (это было данью уважения перед Учителем)). На меня с портрета смотрел смеющийся индус с седой бородой. Я просидел долго. Не зная чего ожидаю. Да ничего и не произошло. А потом захотелось спать. Я посмотрел на портрет еще раз и вдруг понял, что это просто портрет. За ним ничего нет. Это просто кусочек картона. И нет ничего за именем Ошо и за тем, считаю я его учителем или нет. Ничего этого нет. А если у меня другое мнение на этот счет, то это мои сложности.
И уснул. Разбудили меня дежурные, что пришли вымыть зал перед началом занятий.
Конец истории.

    Так вот. Наше желание выдавать наше мнение, о чем бы то ни было, за действительность  чрезвычайно сильно. Если мы решили считать какого-то  человека Учителем, то значит все, кто считает иначе, что-то «не понимают». Подобное «ослепление» свойственно часто влюбленным. Вроде и барышня (или паренек) не фонтан, но для влюбленного этот человек идеал! Тогда, в ту давнюю ночь мне очень повезло. Я увидел кусочек картона как кусочек картона. Наверно это было что-то вроде бытового такого будничного сатори. Без вспышек, без ослеплений, без огня и пламени – просто и без затей.

     Стал ли я любить Ошо меньше после этого? Не-а. Он, как и был, остается для меня возлюбленным Бхагаванном. Но с маленькой поправкой. Наши с ним отношения  - это наше личное дело. Я не читаю больше книг, авторство которых приписывают Мастеру.
Не делаю техник медитаций и не веду дискуссий на «духовные» темы.
Кусочек картона. Все дело в кусочке картона. Все оказалось проще.
Tags: Ручная биография
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments