Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Пазитиф

- Вы проходите, садитесь – Редактор стояла у окна и курила. Она оказалась неожиданной молодой и привлекательной. Слушая её голос по телефону, Автор почему-то увидел её совсем другой, и уж точно гораздо старше.
- Спасибо – Автор грузно опустился на стул и осмотрелся. На столе, прямо перед ним, лежала его рукопись.
- Так значит – это Вы? – Редактор подошла к столу, затушила в пепельнице сигарету и села напротив.
- В каком-то смысле, я – немного растерявшись, ответил Автор.
- Я о Вашей рукописи. Чтобы не затягивать разговор, перейдем сразу к делу – она нам не подходит.
- Хорошо. Я могу её забрать? – Автор протянул руку к папке с рукописью.
- Погодите. Что значит хорошо? Вам, что, даже не интересно, почему мы Вам отказываем?
- Интересно, но эта информация ведь уже не изменит написанного текста.
- Как знать. Вдруг, выслушав меня, Вы напишите что-то такое, что мы сможем опубликовать?
- Что именно?
- Понимаете – редактор сразу же оживилась – У Вас слог хороший, читается легко и ощущение после прочтения такие светлые, приятные. Но такая литература никому не нужна!
- Хорошо, но других текстов у меня нет.
- Вы напишите что-нибудь скандальное. Про кризис, чтоб его. Сейчас уже модно стало про кризис. Про то, как из него можно выйти. Предложите, как Вы это умеете, с улыбкой, советы по выходу из кризиса. Или про распродажи, про то как зашибли в очереди беременную женщину с тремя детьми.
- Я не могу писать про то, в чем ничего не понимаю. Ни про кризис, ни про распродажи.
- Господи! – редактор вскочила и закружила по кабинету – Напишите руководство по самоисцелению, или про то как стать богатым силой мысли. Детектив, на худой конец! И там, между делом, можете и свои эти рассказики ввернуть и стихи.
- А что, просто рассказы и стихи, опубликовать нельзя?
- Они ни кому не нужны! Во-первых – не формат. Слишком мелкая форма, хотя бы повесть, а лучше роман, нужно. Во-вторых, нет подходящей для Вас серии. Некуда пристроить вашу книгу! В третьих, даже, если это – Редактор кивнула на рукопись – и издать, то мы не сможем распродать тираж. Не нужны людям книги, в которых никого не убивают, никто не мучается от несчастной любви, или нет рецепта мгновенного счастья.
- Не нужны, так не нужны – автор поднялся со стула!
- Да погодите Вы. Я сегодня ночь не спала, пока не прочитала эти Ваши.… И пока читала постоянно улыбалась. Я уже забывала, когда столько улыбалась. У меня ребенок, сын - Шурик, а муж – лицо женщины неожиданно просветлело – Муж у меня очень хороший, но у нас не сложилось. Вот видите – это из-за Ваших рассказиков. Нет, чтобы козлом, как принято, мужа обозвать? Ничего я не заработаю на Вашей книге. А как жить? Вы не сердитесь на меня.
- Я не сержусь. У Вас всё будет хорошо. Вы красивая, молодая, умная женщина – у Вас всё сложится.
- Спасибо. Но на красивых и молодых сейчас спрос есть, а вот на умных, увы – Редактор улыбнулась – Как на Ваши книги. Можно я оставлю себе Вашу рукопись? У Вас ведь есть свой вариант?
- Конечно. Значит, один читатель у меня уже есть.

Была зима. Небо равнодушно смотрело на мир, сегодня оно было безоблачно и наверно поэтому безнадежно. Легкий морозец деликатно пощипывал щеки, под ногами похрустывал снег. Автор не спеша шагал по улице и улыбался. Ему было хорошо. В такт шагов сочинялся новый рассказ и в этом рассказе никто ни кого не убивал, не мучил и не обещал дармового счастья.
Tags: А меня не берет, Вырывая из контекста, Жизнеописание в интерьере
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments