Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Categories:

Роковая встреча

   
    Мой дядя, брат мамы, жил с семьей за линией. Линией у нас называли железную дорогу, что делила деревню на два разновеликих ломтя. Фразы «пойти за линию», «там за линией», «живет за линией» - были понятны любому аборигену, а для пришлого человека требовали пояснения. Мы постоянно бегали за линию, и вытоптали основательную тропку. Поезда ходили часто, стрелки представляли немалую опасность, но что-то не припомню, чтобы кто-то из малышей пострадал от линии. Под поезд чаще попадали домашние животные, старики или пьяные.

    Семья у дяди Димы была большая, жили скромно, но дружно. Многочисленное семейство состояло из дяди с женой, троих детей, тещи (моей бабушки), каких-то непонятных родственников, что гостили, сменяя друг друга, и кошек. Кошки исправно рожали котят, котят никогда не топили. Но, что странно, всех подросших котят разбирали соседи, родственники. Славились кошки умением ловить мышей, хорошим воспитанием и ласковостью. Поэтому дома у дяди Димы обычно жила, вечно беременная кошка, да пяток котят, которых эта кошка учила кошачьим премудростям.

   Баба Люба, сколько я её, помню, всегда была слепой. Она целыми днями сидела на стуле или лежала на лежанке, и смотрела невидящими глазами перед собой. Дети её побаивались. Голос у бабули был грубый, а еще она могла ловко поймать проходящего мимо детенка и начать его ощупывать, чтобы узнать кто это. Меня бабушка не любила, называла «нехристем», за то, что я не был крещен и чаще всего уворачивался из её цепких рук. Иногда баба Люба, вдруг начинала рассказывать. Тогда все замолкали и заворожено слушали. Это были странные истории, в них были незнакомые нам люди и незнакомые места. Мы считали эти истории сказками, но это были воспоминания из далекой бабушкиной молодости.

   - Голод тогда был, лютый голод. И зима, тоже лютая – бабушка начала свой рассказ, как всегда с полуслова, продолжая вслух свой мысленный монолог – Мы пухли с голода, как надутые были. У меня тогда было семь детей, а мужа комиссары во дворе вилами запороли, брат его запорол родной, за мешок зерна. А куда я одна с ребятней? Пока лето, да осень, то хоть лебеду да крапиву ели, а пришла зима, так ложись и помирай. Вот и лежали. Оно пока лежишь, то вроде и есть меньше хочется. Младшая моя, грудничок ишо, кричит, сиську просит. Я ей суну в рот сиську-то, а что толку, пустая я, погоняет она во рту пустышку, маленько угомонится, а потом опять в рев. А те, что постарше смирно лежат, им уже и плакать сил нет. Лежим, вдруг слышу,  дверь скрипнула. Баба заходит, справная такая, одета хорошо, в темное, платок цыганский на плечах, сама чернявая, но вроде не цыганка и не хохлушка, и на нацменку не похожа. Красивая, прямо глаз от лица не отвести. Как зашла та женщина, так дочка моя маленькая притихла сразу. А женщина всех обошла,  кому одеяло подоткнула, кого по голове погладила, в доме вроде, как и светлее стало. Ко мне подошла. Села на край кровати, рукой волосы у меня со лба убрала, а ладонь у неё как ледышка.
- Что же ты, Любаша, детей своих голодом моришь? – у меня спрашивает, значит.
- Да я бы рада и накормить, только нечем, голод у нас. Ты разве не знаешь?
- Я недавно приехала к Вам, всех новостей не знаю еще.
- А к кому приехала?
- К тебе Любаша, к тебе и за тобой. Собирайся.
- Да куда ж я поеду, на кого кровинушек своих брошу? – тут меня жаром охватило, поняла я вдруг, кто эта баба.
- За кровинушек не волнуйся, Бог дал, Бог и позаботится.
- Никуда я с тобой не пойду. Уходи, рано мне еще.
- Не тебе это решать Любаша, а я не могу с пустыми руками уйти, если пришла. Ты не пойдешь, так кого-то из твоих детей приберу. А ты поспи пока.

- Рукой мне по голове провела, я и забылась. Сплю, не сплю, но вроде как опоили чем. Очнулась от шума. Соседка зашла проведать. Чувствую, что у меня из рук малышку забирают. А дочка-то уже холодная совсем и малец годовалый тоже представился. Забрала  смертушка свою долю. Меня жить оставила, чтобы я остальных  детей подняла да выходила. Как мы тогда до весны дотянули уже и не помню. А потом жисть налаживаться начала, выдюжили мы.

   Бабушка замолкает также неожиданно, как и начала говорить. Мы ждем еще какое-то время, но потом по дыханию понимаем, что бабуля заснула…
Tags: Мистерии, Сны из прошлого
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments