Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Довлатов "Наши"

Если писатель хороший, редактор вроде бы не требуется. Если плохой, то редактор его не спасет. По-моему, это совершенно ясно.
Я знаю, как моя тетка работала с авторами. Я иногда присутствовал. Например, она говорила:
– Юра, у тебя здесь четыре раза встречается слово "промозглый".
– Действительно, – удивлялся Юрий Павлович Герман, – как это я не заметил?
И все же я думаю, что редактор писателю не требуется. Даже хорошему. А уж плохому – тем более.
Был, например, такой исторический случай. В одном из своих романов Достоевский написал: "Рядом находился круглый стол овальной формы…"
Кто-то прочитал это сочинение в рукописи и говорит:
– Федор Михайлович, вы оговорились, надо бы исправить.
Достоевский подумал и сказал:
– Оставьте так…
Гоголь в ранних повестях употреблял слово "щекатурка". Как-то раз Аксаков ему говорит:
– Отчего это вы пишете – "щекатурка"?
– А как надо? – спросил Гоголь.
– Штукатурка.
– Не думаю, – сказал Гоголь.
– Поглядите в словаре.
Взяли словарь Даля. Посмотрели, действительно – штукатурка.
В дальнейшем Гоголь неизменно писал – "штукатурка". Но в переизданиях это слово не исправил.
Почему?
Почему Достоевский не захотел ликвидировать явную оговорку? Почему Александр Дюма назвал свой роман "Три мушкетера", хотя их безусловно четыре?
Таких примеров сотни.
Видимо, ошибки, неточности – чем-то дороги писателю. А значит, и читателю.
Как можно исправить у Розанова: "Мы ничего такого не плакали…"?
Я бы даже опечатки исправлял лишь с ведома автора. Не говоря о пунктуации. Пунктуацию каждый автор изобретает самостоятельно.


(с) С. Довлатов "Наши"
Tags: Книжная полка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments