Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Весенние забавы

Когда я был маленький, то моя Жизнь была гораздо упорядочение, чем сейчас, во взрослом возрасте. Ребенок слишком зависим от взрослых и поэтому вынужден подчиняться их способу бытия, оставаясь при этом более свободным. Отвечать ребенку почти не за что, заботиться тоже еще особо не о ком, и значит можно позволить себе свободу ради себя самого. Может поэтому, мы так трепетно и нежно вспоминаем о нашем детстве – времени, когда мы были так зависимы и невероятно свободны.

У каждого времени года были свои игры и забавы. Весна начиналась с запруживания ручьев и осушения луж. А еще устраивались гонки кораблей соломинок по самому быстрому ручью. Постоянно мокрые ноги, холодные руки и ощущение невероятно свежести от воздуха, такая свежесть в воздухе бывает лишь во время самого сильного таянья снега и непременно вечером. День неожиданно и сразу становится длинным, словно вместе со снегом начинает таять и ночь.

Как только сходил снег, и оголялись поляны, наступала пора березового сока. Умение взять сок из дерева так, чтобы потом дерево не болело, выказывает человека достойного. Легче простого рубануть по березе топором, набрать пару банок сока, а потом бросить дерево истекать. Брошенное место заруба быстро загноиться, покраснеет, словно из дерева вытекает не бесцветный сок, а кровь. А потом затянется рана на дереве, чем-то напоминающим пену. Если повезет, то дерево справиться, лишь останется сухой рубец, но часто попадают на место заруба споры гриба трутовика и дерево обречено – постоит еще пару лет, но уже трухлявое и выеденного изнутри, пока не упадет однажды от резкого порыва ветра. Немногим сложнее высверлить аккуратно дырку, вставить в неё трубку, а потом, взяв, сколько нужно сока, заделать дыру пробочкой, да и замазать. Так из одного дерева можно брать сок много лет, не доставляя дереву почти никаких проблем.

Заканчивалась пора березового сока, и наступало время лапты. Играть в лапту выходили как парни уже отслужившие в армии, так и сопливые пацанята. Лапта игра командная, в ней каждому находиться место. Играли до тех пор, пока не наступали сумерки, и мяча уже не было видно. Но я уходил обычно раньше, мама выходила на «зады» двора и громко звала меня домой. Так звать могут только мамы, особым голосом, который слышно издалека и от которого всегда немного ёкает сердце. Про лапту как-нибудь напишу отдельно – она стоит того, куда там «ихонному» бейсболу, лапта – игра азартная, допускающая разные толкования правил и требующая кроме сноровки и ловкости, хитрости и разумения.

Когда темнело, но еще по какой-то причине не позвали домой (такое редко, но случалось и со мной – как же я завидовал тем, кого мамы не звали так рано спать), играли в прятки. Играть в прятки в лесу, да еще в подслеповатое время, когда ночь еще не наступила, а день уже закончился – это невероятно увлекательная забава. Всегда оговаривали территорию за которой нельзя было прятаться, потому как иначе не найти спрятавшихся никогда.

Ручьи пересыхали, на полянах зеленела трава, первые цветы дурманили. Вот и время игр с оружием. Пугачи, жиганы, луки, рогатки – всё обязательно своими руками и за многое могло влететь от взрослых. Найти хорошую трубку для пугача, залить её свинцом, подобрать правильно гвоздь-ударник – это требует сноровки. Но зато потом, счистив с десяток спичечных головок и аккуратно их, утрамбовав, можно было так шарануть! Если пугач был оружием шумовым, но жиган уже мог претендовать на примитивное огнестрельное оружие, хотя от него было больше дыма и грохота, чем реальной стрельбы, но ведь ради этого всё и замышлялось. Найти для рогатки хорошую ветку, достать отличную резину, подобрать кожанку – искусство достойное оружейных дел мастера. Собиралась рогатка на тонких проволочках, тщательно шлифовалась и не менее тщательно пристреливалась и регулировалась. Лучших зарядом для рогатки были окатыши (круглые кусочки обогащенной руды, которая высыпалась из проезжавших вагонов). Хорошо и правильно сделанная рогатка идеально ложилась в руку, аккуратно сворачивалась и занимала мало места в кармане. Конечно, сейчас можно легко купить китайские петарды, или готового воздушного змея, но разве сравнится это магазинное, со сделанным своими руками? Но это я видно от зависти брюзжу.

Летом – американский футбол, не знаю, почему называлась так игра, в которой водящий пытался заляпать лежащих на спине игроков, которые могли отбивать мяч только ногами и не имели права вставать или переворачиваться. Конечно футбол обычный и еще масса других игр.

Можно продолжать и продолжать. Хотя многое уже забылось и нет уже многих из тем с кем тогда играли, учились бороться и драться по-киношному.

Спроси тогда любого из нас – кто устанавливал, во что играть в то или иное время и не ответишь ничего. Никто. Само собой устанавливалось. Передавалось от старших к младшим. Правда сейчас уже никто не играет в лапту на полянах, не делает пугачи и жиганы, но это ничего – другое время.

А в моей взрослой Жизни добавилось забот и ответственности, но отчего-то не стало больше свободы. И при всей внешней упорядоченности и предсказуемости (служба-дом-служба), почему нет порядка в делах. Да это и ничего – каждое время Жизни имеет свои преимущества и свои забавы.
Tags: Дневники провинциала, Жизнеописание в интерьере
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments