Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Category:

Наслаждась ароматом...:)

Запах свежеиспеченного хлеба. Этот запах со мной из раннего детства. У моей бабушки, бабы Даши, в доме была русская печь. Так вот, в этой самой печи, бабуля и пекла домашний хлеб. Хлеб из магазина не шел ни в какое сравнение с нозреватыми, покрытыми хрустящей корочкой, невероятно ароматными, хлебами бабы Даши. Она выпекала или много небольших булок или огромные караваи . К столу подавался только свежий, часто еще теплый хлеб. Дед брал булку, и движением к себе, нарезал её на крупные ломти. Если Вам не повезло отведать свежего хлеба из русской печи, да с холодным молоком из подпола, то Вы еще много не знаете о вкусах и запахах. А горячий хлеб с гречишным медом? Стоит лишь раз попробовать и пословица: «Хлеб – всему голова», становится очевидной и понятной.

Баба Даша – была мне неродной бабушкой. Впрочем, об этом я узнал уже став взрослым, а в детстве, она была для меня самой родной и настоящей бабушкой. Баловала меня, ругала, наказывала, рассказывала мне сказки и истории из своей незамысловатой Жизни, одним словом – воспитывала. Её предшественница, баба Келя, умерла еще до моего рождения. Я знал о её существовании только по нескольким неясным фотографиям, да рассказам о том, что болела она раком крови, и что ей постоянно собирали лесную землянику. А еще говорили, что баба Келя, отменно варила настоящий украинский борщ. Для меня, конечно, все эти рассказы ровном счетом ничего не значили, у меня была другая бабушка, которая пекла вкусный хлеб, и её борщи меня вполне устраивали. Вторая моя бабушка, баба Люба, не переносили меня на дух, и презрительно называла «нехристь». Кто такой этот самый «нехристь», я не знал, но по интонации и отношению к себе, догадывался, что кто-то не очень хороший.

История моего крещения, а вернее не-крещения, стала одной из семейных легенд. Я слышал её в разных пересказах, и с каждым пересказом она обрастала всё новыми и новыми подробностями, как и положено добротной легенде. Крестить меня не хотели. Мое рождение совпало с победами нашей великой Родины в космосе. А о каком крещении может идти речь, если бескрайние просторы вселенной бороздят наши космические корабли, в которых летают наши русские парни. Женская половина семьи настояла на том, что окрестить все-таки надо. Во-первых, все крещенные и не гоже мне «быть не как все», а в четвертых, лишним не будет , а то вырасту «непутевым фулюганом». Непутевым я вырасти умудрился, хотя фулюганом так и не стал.

Ближайшая действующая церковь была в городе. Куда и была снаряжена экспедиция в составе: мой отец, тетя Нюра (родная сестра мамы), её муж дядя Илья (он должен был стать моим крестным) и я, нескольких месяцев от роду и не имеющий еще никакого права голоса. Из скромного семейного бюджета выкроили нужную сумму – на проезд и гонорар батюшке. В город приехали вечером, остановились у другой маминой сестры – тети Кати. Ранним утром отправились в церковь. В то время, советская власть уже одержала сокрушительную победу над религией, и церквей было очень мало да и находились они, как правило, не в самых удобных местах. Но этот факт совершенно не мешал верующим совершать необходимые обряды. Просто делали это без лишнего шума – как и приличествует, поступать верующим в любые времена. Но вернемся к крещению. Началось все, так как нужно. А потом выяснился довольно неприятный факт. Попик, которому нужно было проводить обряд, по неизвестной причине был нетрезв. А если уж по-честному, то изрядно пьян. Читая молитву, он слегка приплясывал, и время от времени переходил на народный фольклор, начиная напевать «Я посеял огерочки…». Где батюшка с утра сподобился так набраться, неизвестно, вполне возможно, что не протрезвел с вечера. Увидев такое дело, и трезво поразмыслив, мои родственники решили, что давать в руки ребенка этому лихому попу не стоит. Еще. упаси Бог, уронит, или, не дай Бог утопит, погружая в купель. С этим и покинули святое место. На сэкономленные средства было закуплено необходимое для того, чтобы отпраздновать. Что и было безотлагательно сделано. Так меня и не окрестили. Теперь, я думаю, понятно, почему моя родная бабушка величала меня «нехристем». Правда для меня так и осталось загадкой, почему неродная бабушка приняла меня как родного, и ей совершенно не помешало мое «нехристианское» положение.

Баба Даша ко всему прочему еще и виртуозно материлась. Красиво материться – это искусство, не имеющее ничего общего, с грязными ругательствами. Это либо дано, либо нет. Бабушке было дано. «Подь в манду» - могло означать что угодно, в зависимости от интонации и контекста. «Блядская отрава» (любимая приговорка и моего отца) – не имела никого отношения ни к чему плохому. Мне не дано, красиво матюжничать, поэтому не буду и пытаться. Так вот, когда бабуля ругалась, то можно было заслушаться. Невероятные обороты её речи буквально завораживали. Я хорошо помню свое разочарование убогостью и серостью речи учителей в начальной школе. После цветника бабули, их посадки были чахлыми и невзрачными…

Пишу эти строки и наслаждаюсь ароматом свежего хлеба. У нас появилось чудо современной техники – автоматическая хлебопечка. Небольшой агрегат умеет выпекать вкусный хлеб, делает вкуснейшее тесто. Другие времена, другие возможности. Ушли в небытие громоздкие и занимавшие полдома русские печи. Испечь хлеб теперь очень просто – положи нужные продукты в аппарат, нажми кнопку и дождись сигнала. Не нужно ставить опару, месить тесто, топить печь. Но запах, запах хлеба тот же. И так же вкусно его есть с холодным молоком, и макать в мед…

Причуды памяти. Начал с запаха хлеба, и куда меня потом унесло?
Tags: Жизнеописание в интерьере
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments