Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Путь двери...

- Показываю самый простой, доступный и наименее трудозатратный способ изготовления двери. Проще него нет ничего. Смотри.

Он скинул рубаху. Не смотря на преклонный возраст и слегка оплывшее тело, сложен он был великолепно. Огляделся вокруг, словно подыскивая удобное место. Выбрал наиболее свободный участок. Встряхнул руки, расслабляя. Немного подышал, закрыв глаза.
Резко и с силой вонзил прямые руки в пустое пространство, чуть выше своей головы.
Медленно, словно находился в чем-то тягучем, начал разводить руки в стороны, затем вниз, очерчивая боковые стороны невидимого прямоугольника. Доведя «стороны» до уровня ступней, соединил руки, закончив линию. Шаг назад. Окунул руки в пространство внутри «невидимого прямоугольника». За что-то «там» ухватился. Потянул на себя.
Пошатываясь от тяжести, немного прогнулся в спине назад. С необычайно грацией, опрокинул невидимое на себя и, вывернувшись, бросил его на спину.

- Бросок с прогибом назад - промелькнула в моей голове мысль. Кажется, так называется схожий прием в Греко-римской борьбе.

Посмотрел на меня, хитро улыбаясь, шагнул в пустоту невидимой двери, при этом он словно перешагивал невидимый мне порог. И через мгновение он исчез. Я растеряно огляделся - никого. Только что на моих глазах, человек шагнул в пустоту и пропал из виду. Словно он действительно вошел в невидимую дверь. Я осторожно подошел к «двери», и, понимая как это нелепо, выглядит со стороны, осторожно потрогал воздух перед собой.

- И что ты собираешься там почувствовать? - голос раздался так неожиданно, что я подпрыгнул на месте. А потом начал орать. Не в силах себя сдержать, я орал секунд тридцать. Орал во всю глотку, потом сорвал голос и вдруг заплакал, разрыдался.
Слезы градом катили по щекам, меня трясло. Это была самая настоящая истерика.
Со мной такого раньше не случалось ни разу. Он обнял меня. Прижал в своей груди мою голову и медленно покачиваясь, гладил меня. Что-то тихое напевал при этом. Скоро стало покойно, и я уснул.

Проснулся я от запаха чая. Он заваривал чудесный чай, который составлял из разных травок, корешков и корок. На столе уже стоял чайник и пара чашек.
Хозяин стоял ко мне спиной.

- Проснулся? - спросил он, не оглядываясь. - Ох, и впечатлительный ты, братец. Всего меня в слезах вымочил.
- Извините - промямлил я, поднимаясь с лежанки - Не знаю с чего это, я вдруг сорвался.
- Нечего тут извиняться. Ты увидел реальность, а это тебе не книжки читать, тут и покрепче тебя люди ломались. Но иначе нельзя. Не проверить иначе, сможешь ты или нет, в двери ходить.
- И что? Я смогу?
- А кто ж тебя знает? Но раз на меня в драку не кинулся, да по матушке крыть не начал, то попробовать стоит - основа у тебя вроде как ничего, чистая.
- Те, что были до меня - драться кидались и ругались?
- По-разному было, но это их история и тебя она не касается. Пей чай.

Выпили чаю. Помолчали. И хорошо, что помолчали. У меня болело горло, но говорить не хотелось не только поэтому. В молчании было что-то такое важное и совсем не хотелось это молчание прерывать.

- Подойди-ка к двери - он указал на дверь, которая была в стене, разделявшей две комнаты - Да не бойся ты. Открой. И теперь потрогай то место, где прежде была дверь. Что чувствуешь? Только не выдумывай ничего - говори как есть.
- Ничего не чувствую.
- И это правильно, что ничего не чувствуешь. Что остается после открытой двери? Пустота остается - чего её чувствовать.

А потом я начал делать двери. Точнее будет сказать не двери, а дверные проемы. Я вырезал их лобзиком в куске фанеры. Вырубал отбойным молотком в кирпичной стене. Выпиливал в деревянном срубе. Выщипывал в комке глины. Выкапывал в земле. Обдирая руки, делал дверь через огромную копну сена. Мне уже казалось, что не осталось поверхностей, в которых бы я не проделывал двери. У меня болело все, что может болеть. Во сне я продолжал делать двери. Куда бы я не посмотрел, первой мыслью была мысль о том, как проделать в этом дверь. Я стал одержимым дверями. Но он продолжал придумывать все более изощренные варианты.

- Я схожу с ума. Зачем я занимаюсь этой ерундой? Зачем я делаю эти двери?
- Ты изучаешь путь. Как только ты поймешь суть двери - все вопросы отпадут сами собой.
- Я больше не могу. Можно я проделаю дверь в никуда и уйду отсюда?
- Для этого необязательно спрашивать разрешения. Хочешь - делай.
- Прямо сейчас и прямо здесь?
- В любое удобное тебе время и в любом понравившемся тебе месте.

Я посмотрел на него, вдруг шутит. Вроде бы нет, хотя чертики у него в глазах всегда бегают - поди, пойми, бывает он хоть когда-то серьезным.

Осмотрелся вокруг.
Почувствовал, что Это Здесь.
Сложил ладони перед грудью.
И ударил как клинком над своей головой.
Выводить ровную линию было очень трудно.
Под руками «что-то» сопротивлялась.
Я был на пределе сил.
Ничего так, самый нетрудоемкий способ!

Закончил прочерчивать контур.
Буквально нырнул в будущий дверной проем.
Ухватиться не за что.
Как он там умудрялся хоть что-то нащупать?
Неожиданно меня за ладони кто-то схватил.
Крепкий захват.
Меня тянули внутрь двери.
Кто-то очень сильный.
И я не хотел, чтобы он победил.
Изловчившись и словно поддавшись, дернул «того» на себя.
Навалилось что-то тягучее и очень тяжелое.
Перехватил покрепче и прогнувшись, перебросил Это за спину.
Бросок с прогибом назад.

Из двери сквозило.
И я шагнул…
Tags: Междужанрие, Мистерии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments