Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Лекарь и добрые дела

Сказывают люди, что Жил когда-то давно на белом свете, лекарь великий.
Лечил он от любой болезни: будь хворь легкая, будь немощь тяжелая, от которой один шаг до смерти остался. Душевное, увечное, застарелое – лекарю и это было подвластно.

Жил тот врачеватель уединенно, и добраться до него нелегко, а еще условие одно было. Прежде чем попадал больной к лекарю, нужно было больному донага раздеться, снять себя все украшения, волосы распустить, смыть с лица краску, если таковая имелась, и предстать перед врачевателем в таком вот естественном виде…

Ничего не спрашивал у страдальца лекарь, лишь в глаза пристально смотрел какое-то время, а потом лечение назначал – каждому свое. Сделав всё необходимое, молча указывал врачеватель рукой на дверь, предлагая выйти. За дверью ждали человека бессловесные помощники лекаря, они помогали одеться, вручали оставленные вещи и предлагали выйти. Таким вот чередом от рассвета до заката и шел прием у того необычного доктора.

Пришел как-то за помощью один мудрец. Получив необходимое лечение, не поспешил тот мудрец к выходу, а против обыкновения, заговорил с лекарем: “Позволь мне спросить тебя, Великий Врачеватель?” Лекарь молча кивнул в знак согласия.

- Многое о тебе говорят люди – и хорошего и плохого. Сказывают, будто оставляют в благодарность за твое лечение бедняки последние деньги, а богачи осыпают тебя дарами небывалой щедрости, и будто бы ты принимаешь благодарности от всякого, никому не отказывая. Разве должно так поступать человеку праведному, который богоугодным делом занят?
Помолчали. Не торопился лекарь с ответом, а потом спросил:
- Скажи мне, мудрый человек – давали ли тебе при входе в мое скромное жилище, какие-то указания о том какую плату беру я за лечения?
- Никаких указаний не давали – ответил мудрец
- Спрашивали ли мои помощники о том кто ты, насколько богат, где служишь?
- Нет, не спрашивали, только предложили раздеться донага.
- Говорил ли тебе хоть кто-то, по пути ко мне, о том какова мера благодарности, что нужно выразить мне за мое лечение?
- Нет, никто не говорил.
- Это хорошо. А теперь выслушай меня, говорю я редко и поэтому не очень гладко, но ты человек мудрый и поймешь. У каждого человека есть своя мера платы за добро. Для кого-то – это доброе слово в ответ, для кого-то – кошелек с деньгами, для кого-то – дело. Один спешит за добро, добром тут же отплатить, а кто-то несет добро дальше. Кто я такой, чтобы указывать, какой мерой платить людям мне за то, что я делаю по воле Создателя всего Сущего? Если человек считает возможным оставить последнюю монетку в благодарность за мое лечение, то значит такова его мера, которой он платит за добро. Наверно есть и такие, кто уходит и ничего не оставляет – это их способ благодарности, кто знает, может они с новыми силами помогут другим людям? Возможно, кто-то несет обо мне слова недобрые, слухи гадкие распускает – значит, такова их мера платы за добро.
Я делаю то, что умею делать – лечу людей, а люди в ответ делают то, что они умеют.
Правильно ли это? Не мне судить. Пусть судит Создатель, это его работа.

Поклонился в пояс мудрец лекарю и молча вышел. А потом рассказал своим ученикам о том, что услышал от врачевателя.
Ученики рассказали другим людям, так и осталась эта история в памяти людей.
Такова была мера благодарности за добро у того мудрого человека.
Tags: Междужанрие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments