Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Право первого удара.

Весна за окном. Напишу о любви.

Он рос начитанным и мечтательным юношей. Романтические идеалы формировались на примерах литературных героев и часто, поэтому, были очень далеки от реальной Жизни. В наступившие пятнадцать лет, он был уже по-мужски красив, и по-юношески пылок.
В прочитанных им книгах о предмете любви писалось пышно и возвышено. Первому поцелую посвящали много страниц убористого текста. Казалось, что поцелуй – это что-то такое ради чего и стоит Жить.

Свой первый поцелуй он вспоминал с брезгливой досадой. Худенькая, некрасивая девочка из параллельного класса, впилась ему в губы слюнявым и плохо пахнущим ртом. Она была очень активной, эта девочка. И не стала дожидаться милостей от природы, а взяла их сама – грубо и сноворовисто. В его же романтических грезах, полагалось ухаживать за предметом страсти, а для поцелуя испросить разрешения. Он попытался ответить на её поцелуй, ткнулся в её ярко накрашенные губы и почувствовал, что еще немного и его может вырвать. Девочка же, не остановилась только на поцелуе. Однажды она под благовидным предлогом заманила его к себе домой. И они целовались и обнимались до одури целый день. Что-то тогда изменилось, и он больше не испытывал дурноты от поцелуя. Обнимая хрупкое тельце он пытался прикоснуться к едва наметившейся груди, но ему не позволяли это сделать. Он никак не мог понять правил этой странной игры. Его влекли, заманивали, но в последний момент отталкивали. Он еще не знал, что от него ждут атаки, решительного шага, после которого уже не оттолкнут. Но в книгах было иначе, и он отступал, мучая и себя и эту девочку.

А девочка поняла всё по-своему, распустила про него грязные и пошлые слухи. Он пытался объяснить, что ничего такого не было и не могло быть, но чем больше он объяснял, тем сильнее над ним издевались. Ситуация была какой-то липкой и безвыходной. Он еще не знал, что в вопросах любви такое случается очень часто.

В тот злополучный день, он был дежурным по школе. К нему подбежал одноклассник и взволновано сообщил, что его ждут при входе в школу. У входа стояло трое. Одного он знал, это был бывший его одноклассник, исключенный когда-то из школы, потом отсидевший в детской колонии. Это был щупленький, наглый и приблатненный подросток. Его многие боялись и рассказывали про него разные жутковатые истории. А еще этот паренек доводился каким-то родственником той самой девочке.

Сердце сжалось в груди, стало от чего-то очень страшно. Он видел, как эти трое не торопясь, подходят к нему, но видел, словно в какой-то дымке. Словно всё происходило с кем-то другим. Ему что-то говорили, а потом вдруг ударили по лицу. Удар был какой-то хлипкий, словно понарошку. Потом ударили еще и еще. Было совсем не больно, скорее странно. Он неожиданно подумал, что этот вот мальчишка, на самом деле слабак. И если он ударит в ответ, то одного удара будет достаточно. Но не бил, а просто стоял, опустив руки, и позволяя снова и снова бить себя по лицу. Скоро всё закончилось. Троица удалилась, что-то прокричав ему напоследок, какую-то угрозу. Лицо горело, но скорее от стыда, чем от боли…

В городке, где Жил наш герой, стояла воинская часть. Вернее сказать не в самом городке, а в небольшом, закрытом для гражданских, пригороде. Военные играли важную роль в Жизни этого городка. Особенно славилась секция рукопашного боя, которую основал один из офицеров той воинской части. Немногословный человек, успевший повоевать в одной из локальных войн, он учил пацанов не столько приемам обороны или нападения, сколько правилам реального боя. Заставлял отрабатывать простые связки до автоматизма, напоминая, что в настоящей драке не будет времени для того, чтобы показывать красивые приемы. А еще он говорил о важности первого удара. Правильно нанесенный первый удар, чаще всего оказывается и последним. Поэтому не стоит спешить с первым ударом, но и не следует слишком затягивать ожидание. Как только понял силу противника и то, что драка неизбежна – бей…

Прошло некоторое время. Закрутились у нашего героя красивые и нежные отношения с девушкой из соседнего дома. У них было столько общего и им так было хорошо вместе. Ох уж это коварство Жизни, ну почему, почему счастье двух любящих сердец обязательно должно проходит болезненную проверку?

Влюбленные шли по парку, держась за руки. Навстречу вышли трое. Снова те трое, которые когда-то приходили к школе. Резкое высказывание в отношении девушки, и полное пренебрежение к нему. Снова подступила слабость, как тогда, но еще стыд и страх за любимую. Наглое лицо, напротив, в глазах превосходство. Он не стал ждать и ударил первым. Вложил в удар всё что чувствовал. Противник отлетел в ближайшие кусты и не спешил вставать. Двое других что-то закричали, но нападать не спешили. Подхватили своего главаря и, продолжая что-то выкрикивать, ушли…

Так вот и закончилась, та самая юношеская восторженность, а на смену ей пришла пора становиться мужчиной. Одной романтичности и восторженности не достаточно, чтобы испить сладость любви, как не достаточно только решимости и грубой силы. Но в какой пропорции необходимо и то и другое - это уже совсем другая история.
Tags: Немного о любви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments