Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Макаровы могилы

- Всё! Завтра идем на Макаровы могилы – Мишка осмотрел притихшую компанию и добавил – Выйдем под вечер, днем к ним не подойти, закружит, только время потеряем.
- А дома, что сказать? На ночь не пустят – пролепетал Толик, самый младший из нас и поэтому не испугавшийся произнести, так мучавшую всех, правду.
- Старшеклассники завтра едут с ночевкой на Гумбейку. Скажем, что мы с ними. Всё равно Игорь Палыча в школе сейчас нет, и значит никто до поры нас не раскусит – Мишка хорошо подготовился и у него на всё был готовый ответ – Сразу говорю. Ночевать будем там, кто зассал, лучше оставайтесь дома, нанькаться с вами некогда будет.
- С собой что взять? – не унимался Толик
- Что-нибудь теплое, ночи еще холодные и пожрать, что сам будешь. Спички и котелок я возьму – Мишка решительно поднялся и закрыл тему – Завтра после шестичасовой электрички встречаемся у старого завода. Так начался тот эпохальный поход. Поход, о котором потом ходило много слухов, и было выдумано еще больше невероятных историй.

«Макаровы могилы» - это легенда. Вернее сказать, легендой это место и связанная с ним история стали много позднее, а сначала были просто воспоминания. В гражданскую, неподалеку от тогда еще не существовавшей деревни, были военные действия. С одной стороны, за белых, казачки, а с другой, за красных, полупартизанский отряд, которым командовал комиссар Макаров. Рассказывают, что будто бы нашелся в отряде Макарова какой-то предатель и сдал место, где можно будет найти партизан. Место оказалось неудобным для конного отряда и хорошо пристреленным со стороны красных. Бой был страшный. Никто из казаков из боя не вернулся, но и о Макарове и его героическом отряде тоже больше ничего не слыхали. Самое странное в этой истории было вот что. Место, где бой был, позднее нашли. Много стреляных гильз и наспех вырытые землянки нашли, а вот ни одного тела так и не обнаружили, не нашли даже могил. О бое узнали от того самого «засланного казачка», что отряд сдал, он по счастливой случайности в начале боя незаметно скрылся. Пока уходил, слышал звуки перестрелки, потом ядреный мат слышал, что бывает при рукопашной. Отсиделся мужичек, и ушел лесом в деревню.

Место, где бой тот был, стали называть «Макаровы могилы». И пользовалось это место нехорошей славой. Охотники, которым случилось проходить мимо «Макаровых могил», или заночевать рядом, рассказывали о разной чертовщине, что там творилась. О голосах, что по имени окликают, о том, что заблудиться там легче простого, хотя до ближайшей деревни не так далеко, а в хорошую погоду, так даже гудки поездов от железной дороги слышно. Удивительным еще было то, что попасть в этом место случайно было невозможно. Ни одному ягоднику или грибнику не случилось даже близко проходить. Чтобы выйти к заветному месту, нужно было точно знать заброшенную просеку, по которой и можно было выйти к не зарастающей травой дороге, а уж по ней добраться до небольшой горки, на которой и находилось загадочное место.

Мишка божился, что он ходил на «Макаровы могилы» вместе с отцом, и даже вроде бы там ночевал. И поклялся, страшной клятвой, что отведет нас, если мы конечно не забоимся. Набралось нас человек семь, возрастом от десяти до пятнадцати, Мишка самый старший. Вышли засветло, благо, что был конец мая, и дни уже были длинными. Скоро деревня закончилось, шли какое-то время вдоль железной дороги, потом резко свернули направо. Места были хорошо знакомыми, выросли-то все в лесу и окрестности знали хорошо. Шли весело, дурачились, шутили, пробовали даже петь. И тут началось…

Даже сейчас, спустя много лет, вспоминая об этом, у меня по спине бегут мурашки. А тогда было не просто страшно, было жутко. Мишка вдруг поднял руку и наш отряд остановился. Прямо посреди дороги лежало полено. Нормальное такое полено, четвертинка от березового чурбака, разрубленного совсем недавно. Каждый из нас умел рубить дрова и знал, как выглядит свежеразрубленный чурбак. Странным было не полено, одиноко лежавшее посреди дороги. Дорога, по которой мы шли, была не езженной, по ней никто давно не проезжал. И чурбак тот не мог свалиться откуда-то, даже если предположить, что кто-то решил колоть дрова в лесу, вместо того, чтобы заняться этим дома. Мы сбились поближе друг к другу и вопросительно посмотрели на Мишку.
- Полено с собой возьмем. Костер будем жечь, пригодиться – Мишка делал вид, что ничего странного не случилось.
Мы отправились дальше, но шутки поутихли, да и разговоры велись в пол голоса. И тут появилось еще одно полено. Снова, никаких следов вокруг, словно свалилось оно с неба. И его подобрали. Но когда метров через сто встретилось третье полено, стало совсем страшно. А Мишка, словно зная наперед о том, что означают эти полена, повернул с дороги в лес. Мы прошли еще немного и оказались на просеке. Просека обильно поросла молодняком и едва угадывалась. Мы шли еще какое-то время по просеке и вышли на дорогу. Представьте себе лес, довольно густой. И тут перед вами возникает дорога. Дорога, которая ниоткуда не идет. Вот еще трава, и вдруг, хорошо наезженная грунтовая дорога.
- Почти пришли – было видно, что Мишка тоже немного струхнул, но отступать было некуда. Мы почти пришли. Очень хотелось взяться за руки, но все старались не показывать свой страх и шли, бодро поглядывая вокруг.
Четвертое полено появилось тогда, когда нашему взору открылась небольшая горка. Кто-то не поленился сложить все четыре полена, и они подошли друг к другу идеально, образовав небольшой березовый чурбачок.
Подходили мы к нужному месту не так бодро, как шагали до этого. Оглядывались по сторонам, и молча переглядываясь. Остановились на полянке у леса, чуть поднявшись на горку. И тут Мишка загадочно спросил: “Ничего не видите?” Мы оглянулись – поляна как поляна. Мишка шагнул по направлению в вершине и вдруг исчез. Мы за ним. Оказалось, что в траве, незаметный ход, который ведет в землю, а там землянка, довольно хорошо сохранившаяся. Внутри палатья, на которых, может легко уместиться вся наша компания.
Дальше начались хлопоты по сбору сучьев для костра. Потом разожги костер, а скоро и стемнело.
В лесу, у костра, да еще далеко от дома. Сколько в этом романтики. Бесшабашная романтика детства. Взрослых, которые бы опекали, рядом нет, и это добавляет особый аромат. Ничего особенного не происходит. Мы уже освоились и дурачимся. Вскипятили воды, благо рядом оказался небольшой ручей, и воды долго искать не пришлось. Потянуло в сон. Залезли в землянку, еще немного поболтали и затихли…

Меня окликнули по имени, голосом которого я никогда не слышал. Я вздрогнул во сне, открыл глаза и обнаружил, что в землянке я один. Вокруг - никого. Свет в землянку не попадал и я подумал, что уже давно день, а я просто проспал. Выбираюсь наружу, а там ночь. Звездами небо утыкано. Едва мерцает костер и вокруг ни души. Негромко окликаю хоть кого-нибудь. Мне отвечают. Зовут подойти. Иду на голос. Вижу, что неподалеку костер горит. Спешу к костру, спотыкаюсь и падаю. Поднимаюсь – никакого костра нет. Меня снова окликают. Становится очень страшно. Пытаюсь пойти обратно к землянке, но выхожу к незнакомому месту. Меня снова зовут по имени. Я отвечаю, бегу на голос. Никого... Это чехарда продолжалась, пока не забрезжил рассвет. Я охрип от крика, потому что уже орал как резанный. Заплаканный и перепуганный, весь исцарапанный и перепачканный в земле, я вдруг обнаружил землянку буквально в нескольких метрах от того места, где встретил солнце. У входа в кучу сбилась вся наша компания, и по виду пацанов было видно, что ночь они провели так же «весело» как и я.
Мы не стали дожидаться, когда наступит день. Наскоро собравшись, чуть не бегом отправились домой. Дошли быстро и без приключений. Дома пришлось объясняться, потому, как наша легенда уже к утру была раскрыта и нас уже хотели искать. Но это другая история.

С каждым из нас на «Макаровых могилах» случилось что-то свое. У кого-то буквально с ноги стащили ботинок, и он полночи пытался его взять, ботинком в него кидались, едва не попадая, но найти ботинок не получалось. Кому-то послышалась музыка, и он вышел посмотреть, откуда она раздается. Общим было одно: мы шарахались всю ночь вокруг злополучной землянки, и никто из нас не встретился между собой. Мы орали, плакали, но не слышали друг друга. Это было похоже на какой-то дурной сон, если бы не порванные штаны да исцарапанные лица.

Больше я не бывал на том месте. Страх, что там был пережит, не пускал даже близко. Став взрослым, я пробовал найти «Макаровы могилы», но у меня ничего не получилось. Не получилось выйти на нужную просеку, а за ней на дорогу, что никогда не зарастает травой. Загадочное место надежно хранит свою тайну.
Tags: Мистерии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments