Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Шмыга. Последний танец.

- Пап, он просто замерз. Я его отогрею. У него сердечко стучит? Положи сюда палец…
- Он уходит. Это его последний танец.
- Он…он…он.

Мужчине можно плакать, а часто даже нужно. А уж если на твоей ладони случается смерть дорого тебе существа, то тем более. ..

Ванюха принес его совсем крохой, в канун Нового года.
И Шмыга остался Жить с нами. Веселый и ласковый мышь, который скоро узнавал каждого из нас по запаху и с удовольствием играл.

Он прожил с нами чуть больше четырех лет. Для мыши – это очень большой срок.
Вчера нашего мыша не стало.
Шмыга послужил прототипом для одноименного героя двух моих книг: ”Записки долькой сыра” и «Жизнь: инструкция по применению».

Вот заключительная глава из «Дольки сыра».

Танец ЖИЗНИ

— Все вокруг тебя танцует! Ты видишь. — Господин Исполнитель обвел рукой все, что находилось вокруг.
Шмыга посмотрел вслед за рукой Исполнителя и замер! Как же он этого не замечал раньше? Стрекозы повисли напротив друг друга, лягушка лениво спрыгнула с широкого листа в воду, от легкого ветерка покачивались камыши, даже облака, неподвижно висящие над головой, — все они, абсолютно все ТАНЦЕВАЛИ, танцевали, подчиняясь общему ритму, который вроде бы был не заметен. Шмыга зажмурился и осторожно открыл глаза снова — танец вокруг продолжался.

— Но почему я не видел, не замечал этого танца раньше, Господин Исполнитель?

— Потому что, мой милый мышонок, ты тоже был частью этого Божественного Танца. А разве ты не знаешь, что если ты находишься внутри чего-то, то ты этого не можешь заметить.
— А что случилось сейчас. Почему вдруг я увидел этот Танец.
— Потому что ты, следя за моей рукой, вдруг понял, что все, что тебя окружает, это не Ты, вернее, не только Ты, и оказался как бы вне происходящего, одновременно в нем оставаясь.
— Я Вас понимаю, Господин Исполнитель! — Шмыга неожиданно для себя подскочил на месте и
закружился в танце. — Я Вас понимаю. Я не являюсь ничем из того, что вокруг меня, и одновременно нахожусь в ЭТОМ. Я свободен и одновременно танцую вместе с Миром!
— Танцуй! Танцуй, мой любимый Смотритель! Хоть ты и ни на секунду не прекращал этого танца!
Ты скоро поймешь, что язык танца — это универсальный язык, язык, который понятен любому Живому и Неживому существу. Язык, который уникален для каждого и, тем не менее, понятен всем. Язык, с помощью которого ты можешь передать то, что словами передать невозможно! Танцуй! И тебе будут открыты все тайны окружающего Мира, потому что именно на языке танца с тобой говорит Существование!

Комната, в которой Шмыга провел так много времени, постепенно стала терять очертания, растворяясь в воздухе, но мышь этого не видел — он танцевал: простые и незатейливые движения лапками постепенно сменялись замысловатыми пируэтами, движения иногда повторялись, но чаще были разными. Он танцевал и не замечал, как менялось все вокруг него, не замечал, как застыл в низком поклоне Господин Исполнитель, не замечал, как меняется он сам.
Вместо темно-серой шкурки его тело было покрыто загорелой кожей, да и само тело уже не было телом мыши, танцевал высокий и стройный юноша, обнаженный и немного похожий на молодого Бога. И вместе с ним танцевал Мир, Мир, в котором ни на Миг не прекращается Танец — Танец ЖИЗНИ!
И вокруг них бесконечным потоком разливалась Вечность!
Оставим их там, на берегу никому не известной реки: танцующего молодого Бога и преклоненного
джентльмена. Эта история не закончена, она только-только началась…


P.S. Комментарии отключаю. Всё что нужно - уже сказано.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author