Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Не мясом единым...:))

Когда наступают поздняя осень, уже почти зима, я внутренне сжимаюсь. Хотя уже позади то время. И скорее всего оно никогда не вернется. Но обо всем по порядку.

Животных в деревне заводят и держат с практической и утилитарной целью. А именно для того, чтобы потом есть мясо, пить молоко, выделывать шкуры, набивать пухом подушки и перины. Жители города часто стыдливо зажимают носы и брезгливо меняют тему, когда начинаешь говорить об этом. Это одно из достижений цивилизации, когда ты можешь себе позволить не участвовать в процессе, но воспользоваться результатами. Гораздо приятнее выпить стаканчик молока или насладиться кефиром, чем убирать навоз или пластаться на заготовке сена. Но речь не об этом. Это наверно правильно, что все больше людей даже не подозревают о том, откуда берется молоко в пачке, и как выглядела отбивная до того как обрела свой нынешний вид.

В деревне ты в теме от начала и до финала. Ты ухаживаешь за теленочком, выпаивая его из сосочки, чтобы потом содрать с него шкуру и съесть. Грубо? Не очень. Скорее честно. Легко быть чистым и духовным, когда ты избавлен от необходимости участия в процессе. Но если ты хочешь обрести видение Жизни во всей полноте, то и этот опыт будет не лишним.

Я так и не привык к тому, как забивают скот. Не смог перешагнуть через себя и не отрубил ни одной куриной головы и не застрелил ни одного зверя на охоте. Хотя принимал участие в подобных мероприятиях с малых лет. Совсем малышей к этому конечно не допускают, но наступает возраст, с которого ты уже привлекаешься все чаще и чаще. Не могу сосчитать, сколько кур, гусей и уток было лишено Жизни у меня на глазах. Так же как и не припомню, сколько раз удерживал коров, свиней, овец, когда им перерезали горло, или вонзали нож в сердце. Я ассистировал. Помогал, подносил, убирал. Сам не убивал ни разу. Так случилось. Но процесс представляю очень хорошо. Знаю, как покидает Жизнь тело и как оно агонизирует. Знаю вкус по-настоящему парного мяса. Мне знаком запах плоти, когда с неё снимают шкуру и вынимают кишки. С другой стороны, я выпаивал и выхаживал больных животных, зная и помня, чем закончится их Жизнь.

Эти правила игры оговорены заранее. Они входят в распорядок Жизни. Ты ухаживаешь и лелеешь животных и птиц, чтобы потом убить их, и они помогут тебе выЖить. Если Вы с этими правилами ними не согласны, то это не значит, что их нет. Значит, просто кто-то другой делает эту работу.
Мне приходилось много раз участвовать в охоте. Загонять и выслеживать зверя. Нести убитую тушу домой. Сам не стрелял и не убивал. Но и что? Все остальное хорошо знакомо.

Вот потому у меня никогда не было осуждения ни к охотникам, ни к мясникам. Потому, что на протяжении нескольких десятков лет, я уже, будучи жителем города, каждую осень приезжал к родителям и помогал зарезать очередное животное. Это еще не конец текста.

Однажды со мной случилось странное. Мы сели за стол, чтобы поесть «свежины» (так называют парное мясо, приготовленное сразу же) и я не смог откусить ни кусочка. Мой организм просто и без затей отказался принимать мясо. И как выяснилось позднее и рыбу, и вообще любую пищу, которая до этого летала, плавала, или бегала. Я мог, есть любую траву, яйца и молоко, хлеб и так далее. Но ничего, что было убито. Позднее я узнал, что такой тип питание называют «безубойным». И что есть люди, которые принимают решение питаться именно так. В моем случае ситуация была прикольнее. За меня решение приняло мое тело. Оно не принимало «убойную пищу». И не возможно было его никак обмануть. Если какая-нибудь сердобольная хозяйка решала тихонечко подложить в салатик кусочек мясца или добавить незаметно бульона, то это заканчивалось для меня банальным пищевым отравлением – со всеми вытекающими последствиями.

И я начал с этим Жить. Надо сказать, что тот период совпал с моим знакомством с разного рода духовными текстами и практиками. Я много и активно пробовал и экспериментировал. Практиковал техники медитаций, вникал в хитросплетения философских и духовных доктрин.
В мой круг общения попали люди, которые питались по схожей схеме. И они имели на сей счет веские аргументы. Так питаться им предлагали великие Учителя или Наставники. Считалось, что такое питание помогает очищению души и способствует более успешной духовной пратики.

Если бы! С чем мне пришлось тогда столкнуться, так это с гордыней в её деликатнейших проявлениях. Люди, которые не ели мясо, почему-то считали мясоедов существами второго сорта, отзывались о них снисходительно и с пренебрежением. Нарушение самой сложной заповеди «Не суди», в данном случае, проявлялась во всей красе. Так странно было слышать слова осуждения и обвинения в адрес тех, кто ел мясо. А ведь среди мясоедов были и близкие люди, дети, родители, любимые. Духовность и смирение заканчивались, как только заходила речь о «правильном питании». Конечно же, такими были не все, и среди духоборцев много людей, которые спокойно и адекватно относятся к тому, чем питается их ближний. Однако, факт остается фактом и мне не приходилось сталкиваться с более нетерпимыми людьми чем вегетарианцы.

Миф о том, что «правильное питание» делает человека смиренным и чистым, не более чем миф. Питание может помочь в определенные периоды и при определенных обстоятельствах. Существуют медитативные практики, при которых попросту небезопасно есть мясо. Пост не случайно так часто применяют в разных религиях. Но в остальное время в питании нет ограничений, либо эти ограничения разумны. Общеизвестен факт, что запрещение свинины в жарких странах проследовало в свое время простые цели. Жарко очень и мясо быстро портиться, становится небезопасным для Жизни. Вот и все ограничения. А потом? Потом уже традиция! Помните история про святого и кота?

Если человек начинает делить других людей по «правильности» в зависимости от их пристрастий, то это не очень хороший признак. Как говорят люди религиозные «Пусть Бог судит – это его работа».

Прошло примерно десять лет. Я с удивлением обнаружил, какой такт и понимание проявили мои близкие. Моя любимая Ленушка научилась готовить потрясающие блюда из того что «мне можно». Моя мама, поняла и приняла то, что я не могу, есть мясо. Как и остальные мои родственники. Всё попросту привыкли. Это случилось еще наверно потому, что и я сам не делал их этого факта великого события. Не осуждал тех, кто продолжать питаться иначе. И это неосуждение не было результатом каких-то там «духовных» озарений. Я ведь стал таким не специально. Какой это был для меня урок терпимости и приятия. Урок позволения.

А потом случилось вот что. Однажды я вдруг взял и с удовольствием позволил себе кусочек свежайшей докторской колбасы. Ни с того ни с сего. И мне не стало плохо. Так закончился тот странный период моей Жизни. Теперь я ем все, что едят окружающие меня люди. И с пониманием отношусь как к тем, кто ограничивает себя в еде, так и к тем, кто чревоугодничает.
Это свобода. Позволить другому быть собой, а не пытаться его сломать в угоду своим пристрастием.

Вы можете со мной категорически не согласиться, прочитав этот текст. Но о согласии никто и не просит. Ваше право иметь свое мнение. Я озвучил свое и рассказал о том, почему и как оно сформировалось.
Tags: Невыносимая легкость
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author