Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Молния и колышек

Это похоже на вспышку молнии и одновременно на колышек, с туго намотанной на него веревкой.
Какое странное сочетание – почти космического и совсем земного. А что с этим поделать, если именно так всё и происходит?

Первым вспыхивает некое ощущение, предчувствие чего-то о чем потом непременно захочется подумать и может описать. Это ощущение может быть вызвано сказанным кем-то словом, каким-то зацепившим образом, разговором с человеком или прочитанным текстом. Вот сверкнула молния. На короткое мгновение озарила ослепительным светом окрестности. Так начинается.

И дальше самое интересное и загадочное. Многое ли можно сказать о том как молния выхватывает из темноты, лежащий вокруг тебя пейзаж? Как о молнии вообще можно сказать словами? Есть испуг, восторг, оглушенность и просветление в душе. Но слов обо всем это еще нет.

Может два, три ключевых образа, за которые удалось зацепить словами и ключевое ощущение. Ощущение – это колышек, на который плотно намотано описание образа, то чему предстоит стать смыслом. Торчат пара слов, похожие на кончик веревочки.

Начинается главное. Ты вбиваешь колышек как основу, чтобы было крепко и надежно и пытаешься ухватить кончик торчащий наружу. Затем постепенно, стараясь не уронить тонкий и ускользающий смысл, разматываешь, намотанное на ощущение … нечто.

Какая же это тонкая и невероятно увлекательная забава. Ты то отходишь от колышка основы подальше, то подходишь к нему вплотную. Веревочка намотана неровно, где-то перепутана и оборвать-то её нельзя, а иначе вся работа насмарку…

Соблазн отложить колышек «на потом» - велик. Но делать этого нельзя. Очень короткое время Живет ощущение от вспышки. Потом берешь в руки, отложенный когда-то, колышек и не понимаешь, а что на нем было намотано. Потерян ключ, с помощью которого можно было считать. Размотать-то не велика трудность, а вот только не будет размотанное уже содержать того Живого и цепляющего, что было на нем изначально.

Так пишется многое из того, что можно прочесть в моем Живом Журнале (ЖЖ) или в книгах, которые начинаются в том же ЖЖ, а потом уже разматыватся…

Я всегда спешу записать, то что просится. Даже в ущерб стилю, с огромными ляпами и недочетами. Причесать текст можно уже потом, когда в нем пульсирует Живая Мысль. Часто досадно оттого, что так спешу. И куда спешу? Словно боюсь не успеть.

По хорошему завидую тем счастливчикам, кому подарил Создатель талант владения словом. Кто может без устали шлифовать написанное, добиваясь филигранной точности.
Но часто и испытываю досаду. Досаду от того, когда тщательная шлифовка становится главным. Когда красивый текст - монументален и недоступен. Ведь число тех кто способен оценить красоту отделки текста, всегда так мало. А у любого текста одна и та же судьба – он будет прочитан только однажды и отложен. Может к нему вернутся потом, а может нет. И у автора есть только один шанс донести тот посыл ради которого текст и писался.

Эту самую вспышку молнии, которая остается как колышек, с намотанным на него смыслом…
Tags: Невыносимая легкость
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author