Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Непопулярная тема.

Маленький мальчик Расколбасов Жил вместе со своей бабушкой в деревне. И, как это принято у бабушек, сопровождал её по всем бабушкинским делам. Одно из дел, которому баба Даша посвящала себя, было обязательное посещение похорон. Деревня – это одновременно закрытое и открытое сообщество людей. Все знают друг друга. Чужака привечают в гостях как родного, но принимают в свое общество очень осторожно и неохотно. Хотя сейчас речь не об этом.

Расколбасов стоял вместе с бабушкой около гроба, смотрел в бледное лицо, лежащего в нем человека, которого еще несколько дней назад видел, и никак не мог понять смысл этого перехода. Он совсем не боялся мертвого тела. Это было естественным продолжением деревенского уклада Жизни, который все принимали и в котором участвовали всем миром: кто-то нес продукты, кто-то помогал с могилой, кто-то просто хлопотал в это нелегкое время по хозяйству. Именно эта помощь Всем Миром и помогала не испугаться.

Самое страшное, что Расколбасов однажды испытал в детстве – это оплакивание. Маленький мальчик не должен был попасть в ночное время к гробу, но его зачем-то очень срочно прислали в дом покойного. И, зайдя тихонько в дом (двери которого конечно же не запирались), он перепугался так сильно, что не мог ступить ни шагу. Из комнаты, в которой прощались с покойником, раздавалось пение. Очень тоненькими и дрожащими голосами, буквально на пределе возможного, несколько старушек пели странную и очень страшную песню. Это был погребальный плач, положенный на жуткий языческий мотив. Слов не разобрать. Голоса звучали вразнобой, по особому закону, от чего казалось, что пение-плач раздается постоянно и без перерыва. Казалось, что голоса раздаются из другого Мира, и они как бы подводят черту Жизни в Мире живых. Это - плач по ушедшему, это - тоска по потерянному навсегда и, одновременно, - это величественный гимн Закону, который равен для всех: Закону Жизни и Смерти.
Конечно, маленький Расколбасов не понимал тогда всех этих высоких материй, он просто очень перепугался, но запомнил тот случай навсегда.

Прошло время. И однажды с Расколбасовым случилось то, что неизбежно случается с каждым человеком в свое время: он вдруг понял, что и он когда-то умрет. Умрет навсегда. Он проплакал всю ночь, понимая, что никто ему не поможет. Жуткое знание вошло и изменило его. Так приходит взросление. С этим знанием и изменилось отношение к Смерти и к ритуалам похорон, которые он теперь старался избегать, как только мог. Детская непосредственность сменилась страхом, подкрепленным пониманием.

Но взросление еще не случилось окончательно. У коллеги по службе случилось несчастье, и Расколбасов оказался в числе тех, кого снарядили от коллектива, поддержать. Расколбасов думал, что получится постоять в стороне, выразить сочувствие и уйти, но судьба распорядилась иначе. Когда настала пора выносить тело, то оказалось, что никто вокруг толком не знает, как организовать этот процесс. Расколбасов был самым старшим из мужчин, находившихся рядом. Непонятно, откуда всплыло из детской памяти знание о том, как и что именно нужно делать. Виденное когда-то много раз со стороны обрело в лице Расколбасова четкие действия и указания. Он вдруг стал собран и спокоен, и организовал дальнейший процесс без лишней суеты. Не было страха, брезгливости. В такие минуты обязательно должен быть кто-то, кто соединяет реальность и горе, чтобы сделать все необходимое. Это был еще один шаг во взрослое, когда самое страшное на свете отступает перед пониманием того, что именно от тебя в данный момент и в данном месте зависит что-то очень главное.

Но и это еще было не все. Когда у Расколбасова подросли дети, то у его младшего сына погиб приятель. И Расколбасов вдруг со стороны увидел, как это, внезапное и неосознаваемое подростками, горе изменило его парня. Когда тот вернулся с похорон, тихий и вместе с тем возмужавшим, стало понятно, что ему пришлось участвовать в том, чего избежать было нельзя. Стало понятно, что и эта грань Жизни теперь доступна и ему.

В наше время киношная смерть стала привычной и какой-то лубочной, а смерть реальная - чем-то таким, что не касается человека. Но нет ни кого, кто бы избежал встречи со смертью, продолжая после этого свою Жизнь. Горе может случиться с близкими, друзьями, знакомыми или просто посторонними людьми. Человек оказывается один на один с необходимостью соучастия горю другого. Находится рядом с мертвым телом. Это меняет человека, меняет его навсегда, совершает трансформацию, после которой он действительно становится Человеком. Живым человеком, который достойно помогает уйти мертвому.

Если же этого избегать, стараясь спрятаться любым возможным способом, то тогда что-то очень важное так и останется не понятым, останется до конца не раскрытым.

Такой вот парадокс: Мертвое поднимает Живое на новую ступень…
Tags: Хроники Расколбасова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments