Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Иван Александрович Гончаров. Обломов (с)

Когда же Штольц приносил ему книги, какие надо еще прочесть сверх
выученного, Обломов долго глядел молча на него.
- И ты, Брут, против меня! - говорил он со вздохом, принимаясь за
книги.
Неестественно и тяжело ему казалось такое неумеренное чтение.
Зачем же все эти тетрадки, на которые изведешь пропасть бумаги, времени
и чернил? Зачем учебные книги? Зачем же, наконец, шесть-семь лет
затворничества, все строгости, взыскания, сиденье и томленье над уроками,
запрет бегать, шалить, веселиться, когда еще не все кончено?
"Когда же жить? - спрашивал он опять самого себя. - Когда же, наконец,
пускать в оборот этот капитал знаний, из которых большая часть еще ни на что
не понадобится в жизни? Политическая экономия, например, алгебра, геометрия
- что я стану с ними делать в Обломовке?"
И сама история только в тоску повергает: учишь, читаешь, что вот-де
настала година бедствий, несчастлив человек; вот собирается с силами,
работает, гомозится, страшно терпит и трудится, все готовит ясные дни. Вот
настали они - тут бы хоть сама история отдохнула: нет, опять появились тучи,
опять здание рухнуло, опять работать, гомозиться... Не остановятся ясные
дни, бегут - и все течет жизнь, все течет, все ломка да ломка.

P.S Роман можно прочесть здесь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments