Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Утро – время очищения.

Так случилось, что однажды Расколбасов вдруг начал просыпаться рано утром. За час или два до намеченного времени пробуждения. Он просыпался как бы от легкого толчка. Чувствовал себя при этом превосходно. Спать совершенно не хотелось.

Расколбасов пробовал, было, себя убаюкать и доспать оставшиеся сладкие часы сна, но из этого ничего не получалось. Дело заканчивалось тем, что вконец измученный он долеживал до нужного срока и поднимался разбитым и невыспавшимся. Пытался вставать и чем-то себя занять. Но странное дело – ничего не получалось. Мысли путались, предметы выпадали из рук. Сон будто бы не отпускал Расколбасова до конца.

И однажды Расколбасов сдался. Он остался лежать на кровати и просто смотрел за окно.
Ему вдруг стало понятно, что происходящее с ним никакого отношения к бессоннице не имеет. Мир дарил ему пару часов благословенного времени. Времени, в котором он, Расколбасов мог побыть наедине с самим собой.

За окном тихо. Город еще спал. Впереди были заботы и проблемы. Встречи с кем-то. А сейчас – никого! Большая часть жителей спит. И значит, не имело никакого смысла в том, чтобы быть кем-то, можно было чуть-чуть побыть собой.

Расколбасов, замер, прислушивался к тишине вокруг, к своим мыслям. И заметил, что мысли его, текут, размерено и неторопливо. Оказалось, что он может себе позволить помечтать. Просто помечтать, как мечталось в далеком детстве. Чтобы какая-нибудь глупая мечта неторопливо обрастала кучей таких же глупых подробностей.

Можно было вернуться мысленно к событиям прошлого. И вдруг обнаружить, что тогда, там, в уже прожитом прошлом, оказывается, он сделал не все так уж и плохо. Становилось спокойно. Может еще и оттого, что настоящее было таким же тихим и светлым, как едва начинающийся рассвет.

А еще случались совсем уж сокровенные мгновения, когда мыслей не было вовсе. Расколбасов лежал с закрытыми глазами и смотрел в бездонную темноту перед собой. Ничего не происходило. Он словно бы выпадал из привычного потока Жизни и просто Был.

А потом вдруг засыпал. Всегда неожиданно. И просыпался оттого, что зазвенел будильник. И уже дальше все шло по накатанной – умывания, собирания, утренние заботы, сборы на службу. Но в душе, где-то на самом донышке оставалось ощущение от тех предутренних часов. Часов, в которые Расколбасов словно бы отмокал душой.

Он пробовал просыпаться специально. Из этой затеи ничего не вышло. Он в итоге не высыпался, утро было дерганным и нервным. Оказалось, что просыпаться нужно именно так. Словно от легкого толчка. Чувствовать себя при этом превосходно. И ничего специального и нарочитого. Время очищения. Которое наступает тогда когда необходимо неведомому сторожу, которые осторожно будит человека рано утром и дарит ему, просто так дарит, совсем немного благословения побыть собой.

Или с собой? Какая разница!
Tags: Хроники Расколбасова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments