Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Category:

Про Ивана и Хасана.

Мы возвращались из поездки в деревню. Груженные грибами, ягодами и незабываемыми впечатлениями. Усталые от прогулок по лесу, прополки сада, купаний и отдохнувшие от раскаленного города, кондиционированных офисов, суетливой службы.

На этот раз с собой прихватили нашего кота. Кот изнывал от жары в вагоне электрички и очень мучался. Поэтому решили выйти за несколько станций до конечной. Там ходила маршрутка, которая довозила нас до дому быстрее. Не успели мы дойти до автобусной остановки, как нам навстречу поехала нужная маршрутка. Это было потрясающим! Машина свернула с остановки и ехала навстречу идущим с электрички людям. Уселись мы рядом с водителем и поехали…

Водителем маршрутки оказался таджик, веселый, неунывающий человек. На вид лет около пятидесяти. Всю поездку балагурил, шутил над нашим котом. Кот на удивление спокойно отнесся к новому человеку, поудобнее устроился у меня на руках и всю дорогу сидел высунувшись из окна. Картина со стороны: потрепанная «Газель», лихо лавирует между машинами, а из окна торчит шальная рыжая кошачья морда.

Завязалась беседа, и наш водитель рассказал нам очень красивую историю: Про Ивана и Хасана. Жаль невозможно передать его жестикуляцию, руками он рассказывал и дополнял, то, что словами ему передать не удавалось…

- Я Живу в горах. Высоко в горах. И у нас там неподалеку есть станция в которой за погодой наблюдают. На этой станции всегда только русские работали. Ничего обидного в этом нет – таджики никогда в этом ничего не понимали. А те кто уезжал учиться, обратно в горы уже не возвращался. Потому там только русские и держались. Однажды приехали работать на эту станцию по распределению два молодых специалиста – муж с женой.

Горы. Тишина. Любовь. Дело молодое… Понесла молодая жена. Может и хотела бы сделать аборт, да негде - больницы в округе сроду не было. Родился у них сын – Иван. Через какое-то время родились еще дети, много детей. После Ивана только девочки. Хорошие люди должны рожать много детей, тогда на Земле всё правильно будет.

Власть менялась, страны за границы друг от друга попрятались, а эти двое так и остались жить в поселке, неподалеку от станции. Подросли дети – самим пришла пора уже семьи создавать. Девчонки себе мужей из местных парней нашли. Для таджика взять в семью русскую девушку – большая честь и удача. А вот сыну оказалось труднее. Кто ж отдаст свою дочь за русского. Не по закону это. А Ивана, старик (хороший человек), обрезал как положено в нужный срок. Почему не обрезать, если люди вместе Живут. Но и этого недостаточно, чтобы взял Иван в жены местную девушку. Не по закону.

И вот как-то собрались старейшины в селе и порешили – неправильно это. И один, самый старый, предложил из «Ивана сделать Хасана». Слышал он от стариков, что когда-то давно был такой обычай. С гор реки текут. Бурные, вода ледяная и чистая, как слеза. Привязывают за веревку парня и в реку он прыгает. После этого на берег помогают выйти: “Был Иван – стал Хасан”. Вода она кого хочешь поменяет. Сила в ней от гор. Почему для хорошего человека немного закон не изменить?

Женился после такого «крещения» Иван. Хорошую девушку в жены взял, красавицу. Дети пошли у них. Ох и красивые. Не зря говорят, что смешивать кровь полезно. У хороших людей красивые дети рождаются. Это правильно – это по закону.

Есть у нас праздник такой «Курам-Байрам». В этот день положено барана резать, гостей угощать. Хороший праздник – веселый. Я вам не говорил, что в горах у нас кабанов – невидимо. Никто их не трогает – свинину по закону есть нельзя, барана можно. И вот приходят в дом к Ивану старики – ставит он угощенье. Все едят и удивляются – никогда такого жирного барана не ели. Как удалось Ивану такого жирного барана вырастить? Где пас? Чем кормил? А Иван и рассказывает: «Так это не баран, это кабан! Только не подумайте, что я закона не знаю. Я этого кабана за веревку привязал и в горную реку пустил. А как вытащил так был кабан – стал баран. Угощайтесь!» Сначала, конечно все рассердиться хотели, но как услышали про веревку и реку, так расхохотались. И не обиделся никто – зачем обижаться, от души хороший человек угощал, старался.

Вот война сейчас в горах, много войны. Это не по закону. Нет в законе такого, чтобы война была нужна. Война нужна не тем, кто в горах Живет – она нужна кому-то издалека. Поверь мне. В горах закон для хороших людей – не важно какого цвета у тебя кожа и как тебя зовут: что Хасан, что Иван!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments