Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Обычное утро. Многоточие воспоминаний…

Утро на даче. Раннее утро. Стол вынесен во двор. Что может быть приятнее, чем чаепитие на свежем воздухе. За столом сидит человек. Он уже не молод, хотя еще и неплохо выглядит. Человек смотрит перед собой и по его щекам текут слезы…

…В этом доме Он родился когда-то. Сколько Он себя помнит, во дворе обязательно бродили куры, на цепи сидела собака. Если тепло, то кот валялся посреди двора, выслеживая воробьев. И никогда не росла во дворе трава, потому что там кипела Жизнь.
Теперь двор буйно зарос травой, которую не успевают пропалывать. Собачья будка покосилась и в ней никто не Живет уже какой год. Покосились и сараи. Когда в доме Живут редко, то он начинает быстро ветшать. Потому что дом – он для Жизни…

… Запирали дом редко. Ведь кто-то постоянно был дома. Это очень правильно, когда кто-нибудь есть дома. А были времена, когда не запирали дом совсем. Достаточно было накинуть щеколду и вставить в неё палочку – и всякий поймет, что хозяев нет. Наивные времена – воровать из дома, было не принято. А теперь и замки не помеха. И дом чаще пуст – в нем нет никого. И холодно в доме, как только его откроешь…

…Летом всегда в доме и во дворе были дети, потом внуки. Вот только правнуков дом уже не дождался. Детский смех, шумные игры, лай собаки. А теперь тихо. Только птицы, звонко поют птицы. Как в лесу…

… Из леса приносили ягоды и всей семьей «чистили» ягоды для варенья. Потом уплетали за обе щеки «пенки» от варенья. В сезон грибов стоял ни с чем не сравнимый аромат соленого гриба. Летом именно лес диктовал и время и дело. В лес не ходили «гулять» - в нем работали…

… Вечером, когда дела были переделаны, сидели допоздна за самоваром. Говорили разговоры. А еще молодая картошка, которую не чистят еще, политая «постным» маслом и с еще молочным чесноком. Картошка всегда поспевала к началу грибного сезона…

…Мысли цеплялись одна за другую. Просто – безо всякой причины…

… Когда машина увозила отца и мать из дома в город, то они заплакали в голос как маленькие дети. Они построили этот дом на пустом месте, обустроили его, нарожали в нем детей. И отец уже никогда не вернулся в этот дом. Мать кричала в голос у его гроба. В деревне принято оплакивать покойника. Еще раз сказать ему обо всем на «дорожку». Уже «городские» дети смущенно молчали. Они уже не умели правильно оплакать умершего…

… Расколбасов смотрел перед собой и не видел ничего. Его глазами еще помнили другой двор и другой дом, он еще слышал звуки из того времени, когда здесь Жили. Странно выглядел человек с помятым лицом, по которому текли слезы. Утро плавно перетекало в День. В доме просыпались…

Что такое - один дом?
Что такое - один человек?
Что такое - одна слеза?
Что такое – одно, раннее, утро? Обычное утро.
Tags: Хроники Расколбасова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments