July 2nd, 2019

Удивление

Подсказчик

Мимолетность сна выветривается очень быстро. Через пару часов уже и не помнишь то, что так поразило во сне и казалось, никогда не забудется. Ангел Мефодий работал подсказчиком. Формально его должность звучала гораздо солидней, но в данном варианте языка людей воспроизвести ее не представляется возможным. Поэтому остановимся на самом близком по смыслу варианте.

Проще всего подсказывать во сне. Главный человеческий критик крепко спит и значит можно все сообщать напрямую. Всё так, если бы не зеркала. У человека многое наперекосяк. Правое-левое у тебя на одном месте, а у стоящего напротив тебя с точностью наоборот (относительно тебя). Покажи своей правой рукой на правую руку человека, что стоит к тебе лицом. Вот тебе и перекосяк. А повернется он к тебе спиной, все на свои места становится. Это кажется нормальным, по привычке. Вот только во сне с этим “нормально” такая карусель начинается, что и не разобраться. Ангел-подсказчик тебе одно говорит, а ты понимаешь свое. А потом, еще просыпаешься и понимаешь еще раз, а потом твой критик фильтрует то, что ты понял и вот тебе твое “понимание” сна. Добро пожаловать в личный дурдом.

Мифодий чего только не перепробовал. И спиной поворачивался, когда говорил. И слова зеркально переворачивал и смыслы с ног на голову ставил. Еще хуже становилось. Люди начинали себе кошмары допонимать. Мимо слов пытался сказанное поставлять. Еще хуже. Человек к словам с малых лет приучен, всё, что словами не изобразить, мимо ума пропускает. Беда и огорчение. Старается, ангел, да только хуже становится. Но некоторым людям все-такие получалось подсказать. Руку художнику подтолкнуть, писателю сюжет подсунуть. С творцами хоть как-то получается.

Наяву подсказывать еще сложнее. Человек боится всего на свете, а еще больше того, что в тени. Видеть ангела на свету для человеческих глаз опасно. Ослепнуть можно от непереносимого света. Вот Мефодий из тени и подсказывает. Лучше бы не подсказывал. Такого насмотрелся и наслушался, хорошо, что терпение ангельское. И крестили его и посылали в разные направления. Всё, что угодно, но подсказок не слушали.

Ему бы завязать с этим делом. С подсказками. Поговорить с Создателем, рассказать о бесполезности хорошего дела. Подсказать, так сказать. Но увы. Создатель человека по своему образу и подобию создал. И подсказывать Ему бесполезно.

Мефодий зачерпнул ложкой варенья прямо из банки, и шумно прихлебнул, чай из блюдца. Закрыл глаза блаженно. Вкусно ангелы чай пьют. Загляденье.

Удивление

Ага

Вчера целый час лежал и слушал дождь за окном. Совсем теряю способности к скуке. Да и когда скучать, когда вокруг столько всего и разного. Не успеваешь за всем. И времени на то, чтобы успеть не выделено, и сил ограничено.
А на дождь за окном ничего не жалко? Ни времени, ни сил? Занялся бы чем-нибудь полезным!
Ага:)
Удивление

Петров и мысли

Дождик, то притихал, то принимался чаще стучать по подоконнику. Интересно, есть у дождя какой-то замысел? Или план? Сколько времени ему идти? Когда идти сильнее, а когда тише?

Петров повернулся на другой бок и задумался. Подумал о том, потом подумал об этом. Потом мысленно понаблюдал за тем, как думает. В боку закололо. Интересно, там действительно что-то болит? Или это очередная мысль? А если только мысль, то есть ли способ подумать её так, чтобы боль исчезла? И что в этом случае произойдёт с источником боли? Пока Петров размышлял об этом, боль утихла. И тут же возникла мысль о будущем. О том, что будет с ним лет через… Думать про будущее расхотелось.

Петров миновал тот радужный возраст, когда так приятно строить планы на будущее. Не то чтобы планов не было. Но это были совсем другие планы. Вернее планы о другом. И в них хотелось подольше уцелеть и не быть обузой. Потому что хочешь ты этого или не хочешь, а встречаешь постоянно стариков. Они ещё недавно были бодры и полны сил. А потом, вдруг… Про это тоже думать не хотелось.

Дождик притих. Может тоже задумался? Или выполнил план на вечер? Петров повернулся на другой бок. И подумал о том, что не думать предлагают люди глубоко и окончательно немолодые. Это и понятно. Слишком много у них мыслей, думать которые не хочется. Вот и провозглашают они мысли о том, что нужно чаще останавливать мысленный монолог и не думать ни о чем. Петров улыбнулся. Мысль оказалась очень правдоподобной и тут же позвала к себе другие подобные мысли о том, как старики мудро рассуждают о том, что лучше не делать то, что им делать или трудно или неприятно. И ладно бы рассуждают, они убеждают других, что только так и правильно.

В окно заглянула звезда. И тут же несколько капель ударили по листьям за окном. Звезде не положено выглядывать, когда небо затянуло тучами. А дождю полагается идти в пасмурную погоду. Сколько же всякой ерунды выдаётся за высокую мудрость в последней инстанции? И почему принято считать, что с возрастом человек непременно мудреет? С чего бы это? С того, что он старается меньше думать?

Петров улегся на спине. Закинул руки за голову. Послушал город. Далекий мотоциклист заставил свой байк истерически кричать в ночи. Какой-то неопределимый шум менял тональность, словно это океан играл волнами и берегом. Мыслей больше не было. И спать не хотелось. Хотелось лежать и понимать, что ты Живой. И этого было достаточно. Пусть и совсем не выглядело мудрым.