August 5th, 2018

Удивление

Купидон. Начало.

За минуту до случившегося.

Толстяк тыкал пухлыми ручками в сторону влюбленных и заливисто смеялся. Он хлопал себя по жирным ляжкам, валился на спину и чудом удерживался на своем облаке. Потом неожиданно замер и перехватил мой взгляд. Он мгновенно изменился. Даже как будто стал стройным и подтянутым. Взмах руками. Красивый взмах. Воздух загудел и в руках толстяка появился горящий золотом лук. Небрежное движение правой руки за спину через плечо и в лук вложена дрожащая от нетерпения стрела. Толстяк неторопливо убрал прядь волос с глаз, прицелился и выстрелил.

За мгновение до случившегося.

Стрела закричала, запричитала, тонко взвизгнула и начала свой стремительный полет к цели.
А потом мне стало обидно и досадно. Я заорал что-то. И…Мир замер. Время остановилось. Всё стало медленным и текучим. Мимо, вращаясь вокруг своей оси проплывала стрела. Я вытянул руку и поймал её. Стало темно, что-то лопнуло над головой и раздался похожий на надсадный кашель хохот. И я разучился видеть и слышать.

Случилось.

- Зажигалка или спички есть? – Толстяк мял в руке папироску – Как же курить хочется! Что? Нет? Ты сделай руками вот так (от взял мои ладони и хитро сложил их). Да не бойся ты – между пальцами у меня заплясало красноватое пламя. Толстяк прикурил и жадно затянулся. Непонятно откуда, в его руке появилась бутылка с вином. Он ловко ударил по дну и зубами вытянул показавшуюся пробку – Хорошо-то как! Ты даже представить себе не можешь, сколько я ждал всего этого – Он жадно присосался к горлышку бутылки. Раздалось какое-то утробное бульканье. Темно-красное вино стекало по шее – Вооот! Теперь ты! Теперь тебе всё! Всё, кроме вот этого – он затянулся и глотнул вина - Те-бе!!! Спасибо, братишка! – и ушел, а я остался.

Быть купидоном несложно. Твой выстрел уже ничего не решает. Он вроде как ставит точку. И ты ни за что не отвечаешь. С легкостью меняешь Миры и внешность. Ты не чувствуешь голода и боли. Не можешь заболеть и практически вечен. До тех пор, пока твою стрелу кто-то не поймает. Тогда он становится новым купидоном. А ты снова человеком. Теперь я понимаю восторг толстяка, которого я сменил. Зачем я поймал ту стрелу?