April 11th, 2018

Удивление

По чьему-то там веленью. Начало

К проруби вела тропинка. Под уклон вела. А берега у реки крутые. Тот, по которому, чертыхаясь Иван спускался, был самый пологий. По причине непонятной (хотя возможно и понятной, если проследовать за сказкой дальше) именно в этой проруби была самая вкусная вода. И не только вкусная. Стирать в такой воде можно было без мыла и щелока. Если этой водой умыть личико ребенка перед сном, то спало дитё спокойно и сладко. Ранки заживали, стоило лишь промыть. Если горькую выпить, то лучше не запивать такой водицей. Протрезвеешь мгновенно. Но если похмелье поутру, то очень способствовало поправке, достаточно пары глотков. Жалко, что летом проруби не было, возможно урожаи были бы на огородах огромными, если землицу поливать чудо-водой. И что характерно, на шаг в сторону прорубь руби и уже не та водица, совсем не та. А самым удивительным вот что было. Где волшебную прорубь делать только Иван-Дурак знал. Причем знал всегда в разных местах. Дурак, что с него взять. Но ни разу не ошибся.

Этой зимой прорубь далеко от деревни получилась. Больше версты, если напрямую. И берег крутоват, хоть и самый пологий. Воду пока тащат, расплещут. Морозы справные. Под ногами лед, местами. Вот. Иван не удержался, поскользнулся, и кружась на скользком тулупе, скатился прямиком к проруби. Чудом не макнулся. Хотел выругаться как следует, но передумал. Не гоже рядом с водой браниться, этому отец его учил, и науку эту через задницу напрямую в голову вбил. Поднялся на ноги Иван, снял шапку, в пояс воде поклонился (зачем он это делал и сам не знал). Привязал к ведру веревку и закинул ведро в прорубь. С глубины вода особенно вкусная. Дома матушка самовар налаживает, вкусный чаёк будет. Ведро шмякнулось в воду, закружилось и медленно затонуло. Иван подождал немного, пока веревки хватало (какую бы веревку он не привязывал, ни разу не удалось ему до дна ведром достать) и потянул…



 Тяжело сегодня было ведро с глубины поднимать. И то правда, день на день не приходится. Бывало, что само ведро в руки прыгало. Иван даже скинул тулуп с плеч, жарко стало. С трудом вытянул ведро и обомлел. Из ведра торчала огромная щучья голова. Рыба с такой головой должна была быть ростом с человека и понятное дело в ведро не поместилась бы. Но глаза не обманывали. Из ведра торчит голова щуки и понятно, что остальная щука к этой голове приделана и значит в ведре находится. Как она это умудряется сотворить, другой вопрос. Щука таращила глазами по сторонам. Глаза были огромные, с длинными загнутыми ресницами. Иван поставил ведро на лед и отошел на пару шагов назад, чтобы со стороны как следует разглядеть эту оказию.



Щука мотнула головой, словно хотела боднуть кого-то и издала странные звуки: «Иккккзр. Шмярк. Буррррзы-Фрууууухпшктзмн». Обращалась она к Ивану. Иван ничего не понял. Он до этой встречи думал, что рыбы немые. А тут: «хпшктзмн».

- Ты чего скрипишь, бурчишь и фрукаешь? - Иван подошел поближе и присел на колени, чтобы наравне со щукой быть.

- Крыыыых!!! Крусть-афга! - ответила Щука, а потом выпрыгнула из ведра и отвесила Ивану хвостом звонкий подзатыльник. Иван начало прыжка видел, чуял ледяное прикосновение на затылке и всё… Мир покачнулся, какие-то рыла нечеловеческие промелькнули перед глазами, потом он с высоты птичьего полета увидел красивый дворец и … брякнулся на задницу. Хорошо, что в сугроб (неслабо он отлетел в сторону), а то все отбыл бы — Нууууу? Прочистились мозги? Болезный? - Щука (теперь как-то даже неудобно умную рыбу с маленькой буквы величать) улыбалась из ведра. Щука улыбалась (только представьте)! Во весь свой щучий рот. Как она это делала? Но вот Щука, вот улыбка и они вместе.



- Ассскрылбалсы улбуйик — пролепетал Иван. Но это со стороны так слышалось (если бы кто-то услышал), а на самом деле он сказал — Вот те на! Говорящая Щука! И я её понимаю!

- Дуууураак — подвела итог Щука — Конечно говорящая, какая же еще. Ты потому и понимаешь меня, что дурак, мозги у тебя подвижные, лишним умом не загруженные. Я их немного встряхнула, чтобы твоя понималка лучше работала.



- Так я и есть Дурак — признался Иван — Меня все в деревне так кличут.



Стооооооп!!! Еще немного и сказка покатится по гладкому ледку, по утоптанной тропке и не удержать. А у сказочника правило, не рассказывать длинные сказки. Одно из продолжений этой сказки известно. Про щучье веленье и моё хотенье. Но были и другие варианты. Да и начала такого у этой сказки еще не было. А посему остановимся и дух переведем. Вдруг сказка, потом, продолжится захочет.