December 12th, 2017

Удивление

Тролля-ля сказка

Новый год — праздник намоленный. Такому самоотверженному вниманию к непримечательному дню, могли бы позавидовать дни примечательные. При условии, что дни способны завидовать. Вопреки вероисповеданию и убеждениям, а часто и благодаря, люди возносят Новый год, ждут его, неистово празднуют. А там, где праздник, там эмоции через край. А где плещутся эмоции, там много желающих полакомиться дармовщинкой.

Уже какой год замечаю, что появляются среди людей, накануне праздника (за несколько недель до) персонажи сказочные. В другое время предпочитают они не высовываться, а тут пьянит их возможность вкусных эмоций. Теряют осторожность, хотя ничем при этом особо не рискуют. Люди, потеряв голову от успехов технологических, объявили волшебство и сказочность игрой воображения. Волшебству такое отношение только на руку. Пусть человек думает, что ему померещилось.

По улице шла роскошная самка тролля. Наспех наброшенный морок показывал её как наглую и крикливую бабенку, таких еще называют хабалками. За руку баба тащила капризное дитя. Ребенок визжал, падал на грязный снег, лупил во все стороны ногами и руками. Баба равнодушно взирала на него, не предпринимая никаких попыток успокоить. И это неизбежно привлекало окружающих, что и требовалось. В адрес троллихи неслись нелестные замечания, кто-то пытался поднять бесноватого ребенка. Эмоции били через край. Троллиха жрала их, пьянея от удовольствия. Никакого дитя на самом деле не было. Была приманка. Древняя, как мир, забава. Что-то вроде блесны, которой обманывают рыбу.

С троллем лучше не сталкиваться. Это гарантированная гибель. Так уж они устроены. Чтобы прямые контакты с троллями были редкими, придумали кучу условий, при которых контакт возможен. Нужно очень сильно постараться, чтобы их выполнить. Кроме всего прочего, тролли жуткие зануды и перфекционисты. У любого тролля есть своё понимание идеала, и тролль очень не любит, когда что-то делается не так, как он ожидает. Как известно, сказочные герои (те, кто спасает, избавляет и так далее) редкостные раздолбаи. Именно поэтому они и побеждают или легко обманывают троллей, избегая лютой гибели. Герой нарушает всё, что можно нарушить, приводя тролля в состояние полного замешательства (ошибочно считается, что тролли обращаются в камень. На самом деле, это шок от нелогичных выходок героев).

Троллиха заметила сказочника и замерла. Соблазн был велик, и было страшно. Троллиха знала, что рядом со сказочником может оказаться кто-то из волшебных. А они шуток не понимают. Развоплотят, не задумываясь. Да и сам сказочник, знает заветные слова, от которых потом век не отмоешься. Но как же было бы прекрасно завершить этот приятный морозный вечер изысканным десертом в виде настоящего сказочника. Троллиха икнула, и продолжила свою безобразную трапезу. Зачем рисковать, когда еды и так вдоволь.

Можно шугануть хулиганку. Но люди были совсем не против того, чтобы кто-то употребил их страсти. Люди негодовали, грозились, увещевали. Старались изо всех сил. А при таком раскладе возникает необходимое равновесие. И его лучше не нарушать. Троллиха была не опасна. Она умела пользовалась ситуацией, темнотой зимнего вечера и человеческой слепотой.

Пройти немного и оказываешься в небольшом сквере. Какой-то умник развесил на деревьях гирлянды. Странное понимание красоты. Ворона села на столб и осторожно клюнула в провод. Лампочки мигнули и умерли. Деревья сразу же обрели расплывчатые очертания, пугающие, настоящие. Несколько случайных прохожих, как ветром сдуло. Чем тут любоваться? В темноте? Ворона внимательно осмотрела сказочника, прочистила горло и трижды протяжно каркнула. Любит она спецэффекты. Всё было понятно. Наступило время сказок накануне. Странных и путанных. Сказочник подошел в занесенному снегом фонтану. Снял перчатку и пальцем что-то нарисовал, на снегу. Ворона посмотрела, кивнула и исчезла. Откуда-то налетел ветерок, шатнул провод и гирлянды снова зажглись. Послание передано.