September 21st, 2017

Удивление

На грани занудства. Нытье про вероломство тушки

Утром тушка ныла. Сообщала, что болят в ней какие-то мускулы и не только. Намекала на ободранную вчера коленку. Всхлипывая, вспоминала, как упал. Можно было смалодушничать и принять её капитуляцию. Потому что еще и лениво было. А вчера действительно тяжко крутились педальки до дома, потерял управление на приличной скорости (если она может быть приличной на маленьком колесе). Пробежал сколько смог, но споткнулся и…

…Однако всё оказалось не так, как жаловалось тщедушное тельце. Мышцы, и намеки на их существование, не болели, а скорее, обозначали свое присутствие. Царапина на коленке – дело житейское. Было время, когда не успевали заживать. Привык без падений кататься. Потому тушка и перепугалась. Сегодня утром опять пришлось соскочить на ходу. Обошлось без последствий. Но происходит что-то странное. Или что-то меняется или всего лишь устал. Так регулярно не катался давно. Чтобы каждый день по два раза. Пусть расстояние не большое. Но каждый день. Утром и вечером. Весь день (почти) сидишь на попе, в экран таращишься и на тебе, какая-никакая, но нагрузка.

Прекращать это дело совсем не хочется. Втянулся. Удобно. С утра просыпаться успеваешь. Да и погода холодает. Лучшее время для покатушек. Понаблюдаю. Когда-то заметил, что тушка может легко устроить диверсию. Начинаешь её нагружать, что-то получается, больше движухи. И вдруг, раз и какая-то неприятность: растянулось что-то, упал, приболел. Думал, что совпадения. Не-а. Саботаж чистой воды. Активность - это насилие. Телу потом, возможно, будет хорошо. Но во время тренировки не всегда. Больно может быть. Что-то не получается. Заставляешь его двигаться, когда оно не хочет. А что хочет? Чтобы его не трогали. Есть тут какая-то тонкая грань. Между насилием и убеждением своего зверька – тела.
Удивление

Раз, два, три, четыре, пять. Не пойду тебя искать

21 сентября - День поиска сказок.
--------------------------------

Почему бы и да. Но если быть честным, то неплохо назначить день пряток от сказок. Чтобы можно было передохнуть от их бесцеремонного внимания. Кому как везет. Сказочнику грешно сетовать на внимание сказок. Неспортивно это. Сколько людей, затаив дыхание, тщетно пытаются хоть какую-то сказочку разглядеть? А у сказочника безлимитка. И плата за это пустяшная. Рассказывай время от времени сказки. Приобщай население (не только людей) к сказочному. В меру имеющихся способностей и отмеренного таланта. А если нет ни того, ни десятого, то и это не беда. Хорошая сказка, если она решила, что именно этот сказочник будет её проводником, найдет способ подтянуть его скромные литературные данные.

Осень странное время года. Сентябрь, например, похож на колесо. А октябрь на ноту «Ре». Ноябрь – месяц неуловимого рода. Ни женский, ни мужской и ни средний, а неуловимый. С зимой и летом, более или менее понятно. Или цветет, жара и лето. Или замирает, холодно, снег и зима. Осень – переход. Колесо-сентябрь набирает обороты. Октябрь задает необходимую тональность, чтобы ноябрь, возможно, привел в зиму. Птицы про это давно знают, поэтому, пользуясь возможностью, сбегают. Медведи и прочие ежи засыпают. А люди? Что люди. Эти приспосабливаются. Думая, что смогли обмануть осень и поняли зиму.

Из вкусного. Фрукты и овощи. Ночи с бархатной темнотой. Небо особенного цвета и
манящей бездонностью. И сны. Реальные до дрожи. Вещие и пугающие. Как-то так. Это осень. С летом женского рода внутри и запахом безнадежности. Чувствуешь, что всё знаешь. Не можешь не знать, иначе быть не может. А что делать с этим знанием и как быть с этим чувством? Вооот. Это осень. Попробуй в ней спрятаться от сказок или их найти.