Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Прямо мистика какая-то!

Первый мистический опыт Расколбасов пережил в детстве. Чего-то перепугавшись или еще по какой-то другой причине, он вдруг стал плохо спать, бояться оставаться один и даже немного заикаться. По причине отсутствия в деревне не только психотерапевта, но и просто нормальной больницы (фельдшер, умеющий ставить банки и уколы, в расчет не брался) было решено отвести меленького Расколбасова к «бабке». Как потом Расколбасов догадался «бабкой» называли пожилых женщин, которые умели выполнять нехитрые процедуры, после которых многим людям действительно становилось лучше. К «бабкам» шли «отливать» перепуганных, «снять сглаз», «заговорить грыжу и рожу» и с другими подобными проблемами, которые официальная медицина либо не признавала, либо лечила чаще всего только операбельным путем.

«Бабкой» оказалась давно и хорошо знакомая Расколбасову соседка, живущая через несколько домов от дома бабушки Расколбасова, на другой стороне улицы. Мама завела Расколбасова в дом к «бабке» и, поздоровавшись, попросила её помочь. Ни о чем не спрашивая, бабка усадила Расколбасова на табурет посреди комнаты. Зажгла огонек на лампадке перед темной иконой, висевшей в углу комнаты, и попросила мать Расколбасова посидеть немного молча. Что было потом, Расколбасов помнил плохо. Он запомнил только, что бабка ходила вокруг него, скороговоркой что-то негромко бормоча. Слов было не разобрать, хотя иногда проскакивали слова и Боге и каком-то «чистом-нечистом». Расколбасову поначалу было страшновато, а потом вдруг очень хорошо и спокойно. Он с удивлением увидел, что его мама словно уснула не закрывая глаз, потому что сидела спокойно и не двигаясь, как завороженная. Закончив бормотать, бабка положила руки на голову Расколбасову. Руки оказались ледяными, а потом вдруг неожиданно быстро потеплели. И Расколбасову стало так покойно и хорошо, что сразу захотелось спать. Бабка тронула рукой мать Расколбасова, та вздрогнула, словно очнувшись от сна. Затем соседка быстренько выпроводила их за порог, было видно, что она очень устала и буквально валится с ног. Дома Расколбасов лег и заснул, проспав остаток дня и всю ночь. Больше его не мучили кошмары, и он перестал шарахаться от темных углов и никогда не заикался.

Прошло много лет, и наступила очередная мода на мистику. Полки магазинов были завалены руководствами по магии и колдовству, книгами об эзотерических откровениях и тому подобной литературой. Как грибы после хорошего и теплого дождя, повылезали на свет колдуны, астрологи, предсказатели и духовные учителя. Не обошло это поветрие и Расколбасова. Он прочел множество книг, пообщался с мистиками разных направлений, но так и не мог найти хотя бы примерного описания и объяснения тому, что с ним было в детстве. Вернее объяснений было как раз очень много, а вот повторить практически и с той же эффективность опыты той бабки, оказалось не под силу, новоявленным мистикам. Они, конечно же, давали советы, предлагали почитать Расколбасову книги или посетить тренинги, но быстро и без затей заговорить зуб, да так чтобы он больше не болел, им было не под силу. Хотя, как помнил Расколбасов, для той бабки подобная проблемка была легко и быстро разрешаемой, да и у неё самой (в отличии от сверкавших вставными зубами мистиков) зубы были в полном порядке, как и здоровье в целом.

Новые мистики были или суетливы и предприимчивы, или вялыми и погруженными в себя. Расколбасов придумал для себя простую классификацию увлекающихся мистикой людей. Одни верили в сверхестественное, другие пытались контактировать с потусторонним. СверхЕстественное представлялось в виде наличия каких-то «высших» существ и «сил», которые почему-то изо всех сил стремились (по убеждению верящих) помочь любому человеку на Земле. СверхЕстественные - Сверх естества, или выше естества, то есть по определению могущественнее лучше, любого человека. Почему сверх-сущности так озадачены желанием помогать землянам решать их проблемы, вразумительно никто ответить не мог. Это считалось аксиомой. Хотя, по мнению Расколбасова поведение сверх-существ могло быть совершенно другим (если конечно предположить, что они действительно существуют). Ведь, если провести аналогию между человеком и остальным Миром, то вполне можно допустить, что во многом человек может выступать как сверх-существо. А как ведет себя человек по отношению к природе и другим Живым существам, было хорошо известно. Часть существ человек ел, из других делал одежду или украшения, а некоторых нещадно уничтожал, считая вредными. Перенеся эту аналогию на сверх-естественные силы, вполне логично было предположить, что подобное отношение их к человеку было бы более чем логичным. Тем более, что было непонятным, а за какие такие заслуги, человеку вдруг начинали бы помогать высшие существа? Может поэтому верящие в Высших, старались подкрепить свою веру, служением этим существам, всячески их задабривая, восхваляя и даже принося им символические (а иногда и вполне реальные) жертвы. Эдакая незамысловатая сделка - мы тебе будем поклоняться, а ты нам за это поможешь в наших мирских нуждах. Ну чего тебе стоит?

Другая ветвь мистиков обращала свое внимание к потустороннему. То есть к тому, что находится «по ту сторону», то есть за пределами доступного нам Мира. Это был Мир духов, душ умерших людей, разного рода волшебных существ. Общение с этим миром было разнообразным: от прямых приказов и подчинения себе «тех сил», до позволения им войти в тело адепта и через него уже что-то cделать. Убежденности в том, что силы и существа с «той стороны» будут помогать, не было, поэтому ритуалы и обряды были разнообразны и часто противоречивы. Адепты этого направления верили, что поту-сторонние существа более могущественны чем люди. Почему? Это тоже принималось как некоторая аксиома. Расколбасов не всегда мог понять логику этих людей. Ведь, если «те» существа из отличного нашему Мира, то с какой стати они должны уметь что-то делать в нашем Мире, и лучше его коренных обитателей. Вот взять воду и человека. Даже крошечная рыбка, превосходит самого опытного пловца. Потому что вода – это её Мир, а человеку в нем можно находиться очень не долго или со специальным оборудованием. Но на воздухе рыбка погибает, как и человек в воде.

Было одно общее почти у всех мистиков – это наивная (практически детская) вера в Чудо. В то, что существует кто-то непременно сильный и добрый и он возьмет и сделает все за человека. Сказочные истории переносились в реальность и всячески поддерживались. Хотя доказательства были малоубедительны, практические результаты еще хуже. Но помогала вера, что однажды… раз и появится «добрый волшебник» и …

Если случались какие-то неприятности, то мистики часто винили в них или сверх-силы или поту-сторонних обитателей. Сверх-существа насылали козьни, чтобы «дать урок». Поту-стороние совершали гадости, либо по приказу других людей, либо исходя из собственной гнилой сущности. Предположение о том, что человек сам оказался не на высоте – даже не рассматривался. Во всем предполагался «след мистический»…

Расколбасов заметил, что количество мистиков подвержено обьективным причинам. Проходила мода, заканчивались деньги, бытовые нужды брали верх, и количество мистически настроенных людей резко шло на убыль. Кому-то просто надоедало «ждать» и человек переходил к более земным делам. Иногда приходилось звать на помощь врачей и наиболее рьяные мистики, получив лечение, становились тихими и спокойными.

Оставался открытым вопрос: почему никому неизвестная и скорее всего даже неграмотная бабка, могла «совершать чудеса», в реальности которых мог убедиться любой? А продвинутый и начитанный мистик только и мог, что часами рассказывать содержание прочитанных им книг? Бабка никогда и никому не хвалилась и не рассказывала о своих подвигах, а просто помогала, если её об этом просили.

Просто мистика какая-то!
Tags: Хроники Расколбасова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments