July 8th, 2013

сГитарой

Благодарное

Поздравляю радио SWH+ с новосельем. И мне очень приятно, что первое прозвучавшее в "Избе-читальне" было записано мной и прочитано Димом Харровым.
Дим нашел новые интонации и прочитал совершенно потрясающе. Надеюсь, что и Вы получите удовольствие.





(c) Художник Sheila Lee. Quiltscape
сГитарой

В никуда

Письмо в никуда. Писать такие письма легко и одновременно невозможно.
Адресат его не получит, а прочитают те кому читать бы и не следовало.
Да и не поймут они ничего в таком письме, разве что любопытство утолят.

Привет, и доброго тебе времени суток, каким бы оно не было. У меня сейчас время перед грозой. Тучи неторопливо берут город в кольцо, чтобы атаковать наверняка. Удивительно, что и при таком раскладе гроза может не состояться.
Как никогда не состоится наша встреча. Это противное слово «никогда». Оно приводит в исполнение то, во что так не хочется верить. Никогдашеньки – награда за глупость и наказание за ум.

Когда у нас закончились слова, и мы перестали писать друг другу, не верилось что это одно из звеньев «никогда». Такие два болтуна не могут испытывать недостатка в словах. Оказалось, что могут и что слова это еще не все. А «неслова» это то, откуда многие не возвращаются. Пропавшие без вести в «несловах» - про таких как мы. Пусть даже нас всего двое.

Но и это неважно. Жизнь не любить остановок и мчится дальше. Не уверен, что ты где-то там еще вспоминаешь обо мне. Не гарантирую, что и сам думаю часто. Остался привкус и запах, так никогда и не узнанный в реальности. Уверенность в «никогда», да неизлечимая боль в районе даже во сне не спящего сердца.

Обнимаю. Пусть случается чаще то, за что не так больно.
сГитарой

Пока летит клин

Владимир Селиванович Зуйба – краевед-любитель и просто хороший человек, любящий Жизнь, стоит на краю утеса и наблюдет за тем, как по небу летит клин. Клин огромный и возглавляет его громогласный с невероятным рупором в руке. Громогласный что-то хрипит в рупор и клин дружно ему вторит. Владимир прикрывает ладонью глаза от слепящего солнца и думает о том, как много чудесного пролетает у нас над головами.
А в это время на одном из перекрестков города стоит автомобиль. В нем самозабвенно целуются парень и девушка. Они уже пропустили много раз зеленый сигнал светофора, но нисколько не переживают по этому поводу. Водители соседних машин деликатно объезжают авто с влюбленными, чтобы ненароком не потревожить. Пролетающий клин сбавляет голос и пролетает шепотом.
Не так важно, сколько всякого разного ты умеешь делать и насколько многого ты способен достичь. Самое главное с тобой случится, когда ты совершенно к этому не готов. Ты будешь не в голосе, забудешь слова, перепутаешь все на свете, но все это будет неважно. Потому что подобные мгновения не повторяются. Клин поднимается все выше и уже почти не слышна грустная и просторная песня.
По тротуару топает человек с загипсованной рукой. Рука согнута в локте, в таком виде зафиксирована, а потом бережно спрятана под рубаху. Человек несет свою пострадавшую руку с таким важным и значительным видом, что сразу становится понятно – перелом очень для этого человека важен. Возможно, человек и жил для того, чтобы однажды сломать руку и преисполниться от этого невозможной солидностью. Клин уже почти неразличим и начинаешь сомневаться, а был ли этот клин на самом деле?
Если вспоминать о чем-то приятном из недалекого прошлого, то обязательно станет стыдно. Стыдно за себя, каким идиотом ты был, и немного стыдно непонятно за что. Видимо приятными воспоминаниями стыд подманивает нас, чтобы овладеть и пристыдить. И зачем ему это только надо? Улетел клин, оставив после себя неясное чувство чего-то упущенного. Так всегда бывает, когда теряешь кого-то, о ком там ничего и не узнал.
Вот такие записки краеведа-любителя.