February 9th, 2012

Удивление

Мой журнал перешел в оптимальный режим.

Сорок посещений в день, то есть только свои и никого со стороны.
И дело здесь не в количестве посетителей, а в их качестве.
Когда я говорю «все свои», то значит, что можно писать без оглядки.
А можно и не писать, можно разочаровывать или находить что-то интересное.
Мне очень приятно прочитать новую строку, деликатно подсказанную талантливым человеком. 
Или получить щелчок по носу за явный промах.
Это называется сотворчество.
Пусть так и будет.
Удивление

Я-годно февральное

За окном ощутимо задувает, и холодно, очень холодно.
И почему-то вспоминается цветущая поляна в месяце июле.
А еще поле ягод, необъятное поле из ягод.
В прошлое лето такие поля часто встречались в наших краях.
Дикая (лесная, а точнее полянная) клубника – чудесная ягода.
Даже в феврале (замороженная), она сохранила в себе чудо и щедрость июля.
Можно не дожидаться, пока ягоды растают, а закинуть в рот горсть ароматных ледышек и немного подождать.
Во рту сначала наступает оттепель, потом приходит весна и наконец,  вкусным взрывом случается лето.
Просто и наглядно, а главное честно.
Мы, люди, любим, напустить туману, построить многословные смыслы.
А потом удивляемся, тому, как сер и безвкусен окружающий нас  Мир.
На все есть ответ и правильные слова, жаль, что вкуса этим словам не хватает.
А у меня уже и слов не хватает,  ни в ответ,  ни в разговоре.
Это из-за клубники, гонца из давно ушедшего лета.
И почему-то стыдно, непонятно из-за чего.
Ох уж этот февраль, с привкусом июля.
Удивление

Сказка о легком пути

Как-то раз встретили альпинисты у подножия горы странного человека. Это был седой старик с горящими глазами. Жил он в потрепанной брезентовой палатке и каждое утро делал странное. Он подходил к горе и делал один шаг по направлению к вершине.
После чего возвращался, и весь день занимался своими делами. На расспросы о таком странном поведении старик охотно рассказал такую историю:

- Когда-то давно и я был молодым и сильным. Я очень мечтал покорить знаменитую вершину. Но мне не хотелось сильно напрягаться и рисковать Жизнью, не хотелось много трудиться и тратить время на восхождение. И тогда в одной умной книге я нашел подходящий для меня совет «Для того, чтобы достичь чего-то в своей Жизни, нужно всего-то помнить о направлении перемен и двигаться в этом направлении. Достаточно одного шага, крошечного шага, но каждый день». Я приехал в эту долину, поселился у подножия горы. И вот уже много лет, я каждый день делаю один крошечный шаг к вершине. Вы спросите, почему я не иду дальше? У меня есть множество других дел и поэтому я не могу оставаться на горе весь день. Теперь я понимаю, что без труда и риска невозможно достичь чего-то стоящего, что нужно отбросить все и идти к цели, несмотря ни на какие трудности. Один шаг может показаться простым и легким, но путь к достойной цели всегда труден. Нужно делать столько шагов, сколько ты в состоянии сделать и никогда не уходить с тропы к цели. Только тогда ты чего-то достигнешь. Я сделал уже тысячи шагов, и все они были простыми и легкими, но, ни один из них не привел меня к цели. Теперь я стар и немощен. И живу у этой вершины как напоминание о том, что легкий способ достичь чего-то чаще всего оказывается самым трудным, а то и вовсе невозможным. Мне уже не покорить эту вершину, но пусть я окажусь полезным, как пример человеческой глупости.
Удивление

тонкое взаимодействие

От улыбки, как известно, станет всем светлей и теплей и вообще.
А вот от смеха нет.
Улыбку можно (и нужно) подарить, а смехом можно только заразить.
Улыбка глубока, тонка и загадочна.
Смех недалек, часто пошл и обиден.
Когда мне нужно облегчить душу я плачу (лью слезы) или смеюсь.
Чтобы душу наполнить - я улыбаюсь.
Когда-то мне нравилось вызывать у других смех, теперь понимаю, что сеял что-то не то.
Сила улыбки так велика, что улыбнуться можно при любых условиях.
Улыбка – это не терапия, улыбка – это рождение заново.
И хватит банальностей.
Переходим на тонкое взаимодействие.
Будем дружить улыбками.