July 29th, 2011

Удивление

Во сне играл блюз:)

Да – это так.
Набросок блюза.
Я пропадаю в этой вечности, я попадаю впросак
С любовью старая проблема и с пивом тоже никак.
Здесь слишком людно, здесь, даже утром царит полумрак
Да - это так.
Вопросов нет, но есть ответы, есть разбитый кулак
Мне будет трудно одному уснуть до рассвета
И как же здесь шумно, как душно и как…
Спокойно, да – это так.
В моей крови тоски запредельная доза
В твоей руке уснувшая белая роза
В моих рифмах банальности пошлой угроза
Даже не думай, и да – это так!
Нам всего бы минуту, чтобы стало тихо,
Чтобы эти люди ушли за закат,
Молчи, я знаю, я слышал, я видел
Какой же я беспросветный мудак.


Удивление

Влюблен по собственному желанию:)

Один мущина научился влюбляться по собственному желанию.
Сначала он влюблялся как все, нечаянно или когда любовь нагрянет.
А потом одна из влюбленностей его очень сильно потрясла, до основ.
С тех пор он не ждал больше никаких милостей, ни от каких нечаянностей.
Выберет женщину, самую обыкновенную, не сказать, чтобы красавица или умница, или фигура на десять баллов, и начинает в неё влюбляться.
Процесс добровольного влюбляния наукой не изучен, потому что отрицается, как существование снежного человека или полеты летающих тарелок.
Перво-наперво необходимо привыкнуть к объекту будущей страсти.
Без привычки можно отвлечься и тогда придется начинать все заново.
Как привык, можно начинать приглядываться.
Тут есть секрет, приглядываться следует как бы мельком, не пристально.
Приглядываясь мельком можно заметить такое, что обычно прячется от пристального взгляда.
И в то, что увидел, уже и влюбишься.
Удивительно, но влюбленный добровольно человек практически ничего не отличается от влюбившегося нечаянно.
Добровольная любовь невзаимная и страдает от этого влюбленный совсем по-настоящему.
Казалось бы, а зачем нужно умение добровольно накликивать на себя такие неприятности?
А есть куда жить – это главнецкая причина, прочие вытекают из неё.
И еще, вместе с влюбленностью, ты приобретаешь, на короткое время, способность видеть то, что скрыто невооруженному любовью взгляду.
Еще вчера это был самый обыкновенный, ничем не примечательный человек.
А сегодня ты видишь в нем такую неземную красоту, что даже сердце с ритма сбивается.
И голос у него изменился, и походка стала другой, и сам он словно пропитан радугой.
Жаль, что нет гарантированного способа добровольно разлюбить. 
Ведь часто бывает, что уже хватит, пора остановится.
И человек тот устал от твоей влюбленности, и ты сам не рад, тому, что видишь и видишь.
Но не отпускает и все тут.
Это была сказка, если кто не понял, из серии «в ней намек, добрым молодцам…».
И не спрашивайте меня, откуда мне известно все то, что в этой сказке придумано.
Всё равно не поверите, а потом поздно будет.


Удивление

Не далее как третьего дня

Попали в компанию к хорошим людям.

Попели песни, разговоры поговорили.

Такие посиделки в счет прожитой Жизни не засчитываются.

Кто-то приходил, кто-то уходил.

За горизонтом сверкали молнии.

Вспомнились песни и о существовании которых давно забыли.

Пришлось попеть в режиме попурри, по одному куплету, иначе бы все не успели.

В итоге засиделись почти до рассвета, о чем никто не пожалел.

Я опять сорвался и много рассказывал, вспоминал о людях уже покинувших мир Живых.

И делал это с максимально возможным применением душевности.

Но у меня есть оправдание, если не я, то кто?

Батя! Ты со мной все-таки немного поделился своим талантом рассказчика.

Конечно, до тебя мне далеко, но все-таки немного получается.

Читали стихи. Представляете? Просто так, читали вслух стихи.

И я впервые пожалел, что не запоминаю ничего из того, что записал когда-то сам.

Там, среди горы хлама, попадаются строчки, за которые не стыдно.

Если будет возможность, то непременно выучу, на всякий случай, чтобы с собой было.

К утру пришли к выводу, что случайных встреч просто не бывает.

Там были два человека, давно живущих в Германии, очень давно.

Степень душевного родства с ними зашкаливала.

Мы никогда до этого не виделись и скорее всего никогда больше не увидимся.

Но главное сделано, в атмосфере этого Мира стало больше искреннего родства совершенно чужих людей.

И в какой раз я подумал, что видимо когда-то все-таки сделал что-то очень хорошая.

Ведь со мной рядом такая женщина, каких просто и не бывает.

И никакой душевности бы не случилось, не будь её рядом со мной.

Так-то вот.