April 30th, 2011

Today

Сегодня, классика.

Знаменитое "Признание" Александра нашего Сергеевича Пушкина.
Прочитано с возможным сарказмом и улыбкой, всё сообразно возрасту.






(c) Художник В.Колбасов. "Весна" (она и в Питере весна)
Удивление

Трое в ожидании ветра. Без помарок.


Ты знаешь, друг,
А ведь тебе никто не позвонит.
И не напишет, не дождется у порога.
И дело здесь не в том хорош ты или плох,
Богат ты или без гроша в кармане.
Всё это ерунда, хотя и, кажется, что нет.
Тут даже нет причины в том, что ты не нужен.
И, не ищи, не трать напрасно силы…


Кот садится напротив, и пристально смотрит мне в глаза. Я помню, что животные вроде как должны отводить взгляд, но мой кот видимо об этом не знает и смотрит легко, не моргая. У меня мурашки по спине, животина явно знает про меня что-то такое, о чем я даже не догадываюсь. Принимаю вызов, таращусь изо всех сил, понимая, что уже проигрываю. Кот зевает, ему становится скучно, он закрывает глаза и укладывается клубочком у моих ног. Вот ведь зараза, опять застал меня врасплох, опять высмотрел то, что хотел и опять мне ничего не расскажет. Он никогда ничего не рассказывает, рыжая бестия.

Ты вчера говорил с ветром. Помнишь? Ты шел, а ветер за тобой увязался, начал кидаться пылью, задувать в глаза и уши? Ты еще спросил его, что ему нужно. Ветер сразу сник и ослабел. Ему был нужен ты, просто ты, безо всякой причины. Тебе стало стыдно, словно ты обидел деревенского дурачка. И ты начал говорить с ветром. Он сначала обижено плелся следом, пыхтел неподалеку, потом простил тебя, ветер он ведь легкий и быстро забывает любые обиды. Вы шли по апрельской улице, ветер то обгонял тебя, то отставал, он был похож на веселого пса, гуляющего с хозяином. А ты рассказывал ветру обо всем. Даже о том, о чем себе сказать боялся. Ветер слушал, не перебивал тебя, как может слушать лишь тот, кому нужен просто ты, безо всяких на то причин. И когда ты выговорил себя без остатка, ветер вдруг исчез. Помнишь, ты даже тогда остановился, прямо посреди улицы, вызвав недоумения прохожих? Ты стоял и озирался по сторонам, а ветра всё не было и не было. Тогда ты прыгнул в первый подвернувшийся трамвай и поехал, смысл в пешей прогулке исчез вместе с ветром. На задней площадке второго вагона было пусто. Ты смотрел в окно и думал о том, как катался много лет назад в таком же трамвае с девушкой, как вам было хорошо вместе, ведь тогда никому из вас от другого ничего не было нужно, кроме присутствия. Как же многое изменилось, подумал ты, прежде чем выйти. И только ты ступил на асфальт, как к тебе подлетел ветер и, глотая слова, захлебываясь начал говорить о том, где он только что был и как он все рассказал и что ты был не прав, ты просто многого не знаешь, и как все будет хорошо. Не будет, ты знал, что не будет. Тот трамвай, в котором было хорошо от одного присутствия, давно уехал и не вернется больше. Ты вчера говорил с ветром. Помнишь?

Иногда слов остается всего на несколько строчек. А тебе еще есть, что сказать, ты переполнен словами. Но не в этот раз. В этот раз перед тобой не будет целого чистого листа, только и ждущего, когда ты вцепишься в него и будешь писать-писать-писать. В этот раз у тебя будет лишь несколько строчек. И ничего личного. Вертись, как хочешь.

Ты вчера говорил с ветром. Помнишь?

Для Ри.
Удивление

Очень понравилось!

taksa_ru (спасибо огромное) рассказала о романе Валерия Былинского «Адаптация».

Вот короткий отрывок:

Это блаженство – ничего не делать и болеть рядом с любимой. Дни и ночи, солнце и луна. Снова солнце. Больше всего в жизни бывает солнца, а я и не замечал. Лиза кормила меня супом с ложки, подняв мне подбородок и поцелуями заставляла хорошо есть, как ребенка. Я знал, что отдал бы жизнь за нее. Если бы настала такая ситуация и нам предложили поменяться жизнями… такая дрожь сейчас по телу идет… - я бы отдал. А она… Она бы даже и не отдавала. Если бы кто-то явился сейчас меня убивать и я не успел бы ничего сообразить (ну, предложить убийце, чтобы он не вздумал убивать ее, если она захочет) – как вместо меня тотчас умерла бы Лиза. Просто бы это случилось. Ударили бы меня мечом (или вилами), сожгли бы молнией – а умерла бы она, а не я. Никто бы даже ничего не успел понять. Неужели это правда, что женщины, если по настоящему любят, то всегда делают это сильнее, чем мужчины? А если разлюбят – то тоже сильнее…

Ночью, когда мы засыпали, во мне прыгало внутри сердце, и я сжимал обеими руками простыню, чтобы не улететь.




Отрывки из романа можно почитать здесь и здесь

А вот здесь похоже роман выходит по главам