February 8th, 2010

Удивление

Сказка о мудрости глупого наказа

Ты не слушай меня, малыш.
Мои речи вздорны, слова мои горьки.
Я когда-то первый раз взял тебя на руки.
Я когда-то помог сделать тебе первый шаг.
Мы с тобой вместе разучивали  все слова, с помощью которых говорят люди.
Мы вместе придумывали сказки и рассказывали их всей семьей по ролям.
Ты не слушай меня, малыш.
Я, если смотреть на меня твоими глазами, уже старик.
А старики часто думают и говорят о смерти.
Для того, чтобы получить право думать и говорить о смерти, нужно прожить Жизнь.
Нужно нагрешить и совершить хорошие поступки.
Необходимо сказать слова, за которые стыдно и промолчать о том, о чем не следует молчать.
Понять боль утраты и радость обретения.
Это просто и буднично.
Ты не слушай меня, малыш.
Я заслужил право плакать и рассуждать о глупостях.
Ведь что может быть глупее, чем наказ как и что делать после смерти?
Я и сам точно так же думал когда-то.
Но теперь и  для меня приоткрылась мудрость этого наказа.
Грустная и светлая получилась сказка.

Слушая музыку – слышать музыку.
Глядя на цветок – видеть цветок.
Наблюдая мысли – созерцать Бога.
Удивление

(no subject)

«От тишины становишься мудрей» –
Об этом мне сказал один немой, сидевший у дороги.
Он так хотел познать загадку слов,
Что научился говорить, используя лишь то,
Чем мы (по глупости) слова на части делим.
Удивление

Слушая

Протяжный блюз.
Неторопливый бас на части делит тишину,
Гитаре хорошо – простое соло в ля мажоре.
О чем поет певец?
О чем тут можно петь? – блюз  не для слов,
Блюз для души.
Унылый вечер –  не успеть,
До наступленья ночи меньше часа.
Бездумно головой киваю в такт –
Протяжный блюз не любит суетливых мыслей.
Собой веду простой и незатейливый мотив.
Нет больше тела, головы,
Нет рук и  ног.
Есть не спеша стекающий со сцены блюз.
И то, что несколько минут назад еще казалось мною.