January 22nd, 2010

Today

Нескладуха какая

Все случается не постепенно, а в одно мгновение.
Именно поэтому мы не в состоянии точно заметить момент перехода.
Однажды – это безобидное определение внезапного.
Внезапно понимаешь, как много уже позади и уже никогда с тобой не случится.
Именно это и есть наше главное накопление, накопление того, что уже позади.
Не грустно от этого и не весело конечно, от этого тяжко.
Как и от любых солидных накоплений.
Ни фига не мудрость, и не опыт и не знания, ожидают нас в старости.
Нас ожидает то, что уже никогда с нами не случится.
Никто не стучится в дверь.
Никто не стучится.
Забыто, растеряно и растрачено.
Всему свое время:
Время случаться,
И время когда уже все позади.
Естественный ход часов – против часовой стрелки.
Если смотреть со стороны часов.
А не со стороны утекающего времени.
Шляпник

Три поросенка

  В известной, каждому с детства, сказке про трех поросят и обезумевшего от голода волка первоначально было не три, а четыре поросенка.

   Четвертого поросенка (неизвестно точно братец это был или сестрица) вывели из сюжета из-за того, что он нарушал традиции. Число три – важное число в сказке. Трижды переспрашивают любого героя, трижды повторяют какие-то действия, да и тридевятое и тридесятое тоже, знаете ли, не случайно так названы.

  Пятый поросенок имел такое витиеватое имя, что повторить его детям было невозможно, а произнести взрослым так и вовсе неприлично.

  Про шестого поросенка мало кто помнил, так как он ушел из дому еще в младенчестве. Доходили противоречивые слухи о том, что он якобы сделал себе карьеру в известной серии сказок Корнея Чуковского, но эти слухи не были подтверждены.

С седьмым поросенком вышла путаница. Мать-свинка, оглушенная, неожиданно многочисленным, приплодом, просто обсчиталась. Поэтому, был седьмой или это была просто ошибка в подсчетах, неизвестно.
 
Восьмой поросенок точно был, более того, именно с его слов и была записана эта сказка. Но как обычно это и бывает, истинное имя автора потерялось во времени. С Шекспиром, кстати, была похожая история.

Был ли девятый? Был или не был? Быть или не быть? Осторожнее нужно с сомнениями и риторическими вопросами (Гамлет помните, как закончил?). В назидание – неопределенность про девятого поросенка.

Стоит ли упоминать о десятом? Чем таким он прославился? Что может полезного дать нам пример его Жизни? Стоит. Но не будем.

Одиннадцатый! Ох, и сложное для написания слово, без ошибки смог воспроизвести его только с третьего раза. И здесь это число «три». Забыли одиннадцатого (уже лучше записалось, что значит тренировка). Ну, забыли, так забыли.

   Двенадцатый спился. Опустился, попрошайничал, продавал вещи из своего дома и дома братьев (все-таки это были братья, хотя это странно, неужели ни одной девочки среди двенадцати свиней?). На самом деле никакого волка  не было в сказке. Был двенадцатый поросенок – позор семьи. Чтобы как-то замять это и был придуман якобы волк и вся эта история.