January 3rd, 2009

Удивление

озернОе:)

Было так.
Летел я как-то над лесом и чуть не пролетел мимо озера.
Вы можете такое представить?
На бреющем расслабленном, поймав отличный восходящий поток, на спине и …!
Да – на спине!
Удобно, когда летаешь над лесом.
Что нужно и так почуешь, а что мешает, то мозоль на глазах не набьет.
И небо!
Знали бы Вы, как красиво разворачивается небо над тобой, когда ты на бреющем расслабленном…
Хотя, я отвлекся.
Успел я бочку (это такая фигура полетная) сделать и аккуратно по спирали приводнился.
Тишина, водица без единой морщинки, только я, значит, аккуратно так, рассекаю вдоль берега.
Слышу, кто-то ко мне с правого борта по воде шлепает.
Здрасте – это озерная Мать Бобриха пришла.
Так не плыть же ей, в самом-то деле, по своему озеру?
Слышал про неё много раз, а видаться доселе не случалось.
Подошла.
Молчит.
И я молчу.
Негоже гостю первому разговор начинать, опять же я без спросу.
Молчим.
Хорошо.
Разговор завязывается.
По ошибке считается, что говорить разговоры словами нужно или жестами.
Но настоящий, душевный разговор, он, ни в словах, ни в махании рук не нуждается.
Рассказала мне Мать Бобриха, в смысле промолчала, о том, с чем пришла.
Я выслушал (слушать, молча – полезное дело, способствует взаимопониманию).
А потом разбежался и улетел.
Сказке конец.
Хорошая сказка записалась.
Ни слова мимо.
Удивление

Модное ныне знание...

А теперь не спеша, на четыре четверти, акцентируя время от времени.
Приглушая аккорд, чтобы шепотом струны прошептали о главном.

Как же случилось так, что просочилось в мир это знание?
Знание простое и такое приятное, мягкое, уютное.
Если тебе хорошо, то и всем, кто вокруг тебя хорошо.
Как звучит, а?
Песня!
Хочется присоединиться, влиться, освоить?
Наука – несложная.
Если что беспокоит, то сделай так, чтобы не беспокоило.
И всё!
Тебе хорошо и всем хорошо!
Что за глупая забава поднести тяжелые сумки незнакомой бабуле, да еще и через дорогу её перевести?
Лучше отслежу в себе беспокойство и пойду дальше.
А бабуля?
Я её не заставлял такие сумки таскать, да по улицам шататься – это её игра.
И то верно – ручки натрудишь, пока сумки дотащишь, время потеряешь.
Это лишь вначале неловко, тренировка нужна, а потом освоишься.
Мне хорошо и другим хорошо.
Пришел человек с тобой душевной болью поделиться.
Ты его не слушай, ты сделай всё, чтобы не зацепиться.
Тебе будет хорошо и ему будет хорошо.
Чистенький будешь – как новый.
Помочь кому, вступиться - только не это.
Помни – тебе должно быть хорошо.
Скоро наступит такой душевный комфорт внутри - загляденье.
Правда эти глупые людишки, время от времени мешают, но на этот случай знание есть.
….
Не могу больше.
Сорвусь на оценки, на суждения, на то, чтобы назвать своими именами.
Был бы сам без греха, то тогда бы еще, куда ни шло.
Ведь и сам проходил, не слушал, не вступался.
Слаб духом – потом подушку мял, совестил себя, а толку?
Вот и теперь.
Я знание озвучил, что рядят в красивые одежды.
А принимать его или не принимать – каждый сам пусть решает.

В поколениях живет память о чудаках, что себя не жалели – другим служа.
Кого святым положили, кого героем окрестили, а кто так в дураках и остался.
И не было за ними никакого знания, лишь дела.
Когда другим хорошо, тебе чаще совсем наоборот – руки натруженные, тело калеченное.
И сомнения
….
Не удалось ритм сохранить.
Акценты в беспорядке по тексту разбросаны.
Так может оно и к лучшему.