August 4th, 2008

Удивление

Урок теплоты

- Я хотел бы...
- Подожди. Не надо ничего больше говорить. Просто выслушай меня. Ты можешь прочесть много книг, заработать много денег, прослыть умным или щедрым. Ты можешь произнести много слов или можешь написать много слов. Вся эта внешняя шелуха, не более чем погремушка. Важно лишь насколько тепло рядом с тобой. Имеет значение лишь то, насколько теплее от твоих слов. Этот Мир существуешь благодаря огню. Ты можешь внести свой вклад. Больше ничего не нужно.
Удивление

Без названия...:)

Слово не может быть живым или мертвым.
Кто-то является проводником слова и больше уже не имеет над ним власти, над словом.
Тот, кто услышит и повторит.
Тот, кто прочтет и подумает.
Тот, кто продолжит и скажет новое слово.
Так происходит передача слова.
Если же тебе показалось какое-то слово мертвым, присмотрись к тому, кто это слово услышал или прочел.
Он продолжает.
Разве может Живой продолжить мертвое?
Удивление

Прозрение. Опыт просматривания фото с отдыха.

Не замыленным, чистым глазом смотришь и удивляешься.
Чему удивляешься и сам не понимаешь.
Может своей, внезапно открывшейся способности видеть,
А может постоянной неспособности видеть?
Человека не видел какое-то время.
Да ладно, видел, но не смотрел на человека.
Мы же обыкновенно не очень-то всматриваемся, в того с кем общаемся.
Особенно невнимательно смотрим на тех, с кем живем.
А тут взял да и  всмотрелся.
Обалдел…
Как же это?
Как умудрялся просмотреть раньше?
Человек-то этот … ты сам?
Ты от него и за зеркало прятался,
И в одежды рядился.
Делал вид изо всех сил, что знаешь, как он выглядит.
Спосодобился – разглядел.
Ладно, хоть при жизни застал.
Не красавец (а ведь надеялся).
Интеллектом не обезображено чело ( почему-то считал, что очевидно - умен).
Зато кожа висит в разных местах.
Нос в пупырях с горошину.
И взгляд.
Ладно, взгляд еще ничего – горит.
В целом же картинка не радует.
Не то чтобы не нравился себе.
Нет.
Просто тот на фото никак не соотносится с тем, кто вне фото.
Смотришь на эту тушку и не узнаешь.
Что за кекс там брюхатый  лыбится?
Тебе говорят, что это и есть – ты…
Одно радует, что те, кто говорят -  про себя-то, не больше твоего знают.
Тоже, поди, соками надежд себя питают.
А про тебя-то они много знают?
Чего ради им всматриваться-то?
Может ну его – это просветление зрения?
Начнешь видеть, так себя-то, прежде всего, и разлюбишь окончательно?
Но пелена уже сорвана.
Понравилось присматриваться.
И чтобы не сойти с ума начинаешь записывать увиденное.
Так говорят люди и встают на шаткую дорогу сочинительства.
Не от хорошей жизни…