September 14th, 2006

Удивление

Иван Александрович Гончаров. Обломов (с)

Когда же Штольц приносил ему книги, какие надо еще прочесть сверх
выученного, Обломов долго глядел молча на него.
- И ты, Брут, против меня! - говорил он со вздохом, принимаясь за
книги.
Неестественно и тяжело ему казалось такое неумеренное чтение.
Зачем же все эти тетрадки, на которые изведешь пропасть бумаги, времени
и чернил? Зачем учебные книги? Зачем же, наконец, шесть-семь лет
затворничества, все строгости, взыскания, сиденье и томленье над уроками,
запрет бегать, шалить, веселиться, когда еще не все кончено?
"Когда же жить? - спрашивал он опять самого себя. - Когда же, наконец,
пускать в оборот этот капитал знаний, из которых большая часть еще ни на что
не понадобится в жизни? Политическая экономия, например, алгебра, геометрия
- что я стану с ними делать в Обломовке?"
И сама история только в тоску повергает: учишь, читаешь, что вот-де
настала година бедствий, несчастлив человек; вот собирается с силами,
работает, гомозится, страшно терпит и трудится, все готовит ясные дни. Вот
настали они - тут бы хоть сама история отдохнула: нет, опять появились тучи,
опять здание рухнуло, опять работать, гомозиться... Не остановятся ясные
дни, бегут - и все течет жизнь, все течет, все ломка да ломка.

P.S Роман можно прочесть здесь
Удивление

Чтение мыслей и гордыня

Чтение мыслей. Нет – не то чтение, о котором с пеной у рта рассказывают чудесники.
А будничная забава, когда человек вдруг начинает додумывать и домысливать за другого.
Безобидное действо, если не забывать, о том, что это ты думаешь, мысли другого, а не «читаешь» их на самом деле.
Можно уже больше и не говорить ничего.
Collapse )