June 16th, 2004

Удивление

Продолжая тему снов....

Если принять, что мы спим и видим сон и когда спим (глазы закрыли и на бочок легли:)) и когда бодры (то, что принято называть явью),
то возникают интересные вопросы:

- когда мы просыпаемся от обычного сна, то, то что мы во сне видели исчезает и остаются в лучшем случае воспоминания, а
если мы проснемся от сня ЯВИ, то она тоже исчезнет?

- можно до определенного момента оставаться сознательным и во сне, но когда сон очень глубок, то быть осознанным уже не удается.
Так, если следовать аналогии, то тогда раз мы не в состоянии в ЯВИ быть сознательным, то значит на сое в ЯВИ очень глубок?

- в сны можно нырять как в матрешки: берешь из текущего сна нечто, потом ныряешь в какой-нибудь сон от этого нечто и смотришь,
что с ним там поисходит. В Симороне была когда-то целая технология на этом основана.
А вот интересно, когда просыпаешься из вложенного сна, то как получается, что оказываешься именно в том сне с которого уснул?

И т.д. и т.п.
Позадовав себе подобные вопросы и попробовал получить на них ответы, можно выстроить необычный и потрясающий МИР
вокруг.

Как же тонка и незаметна грань между реальностями:))
Удивление

Жизнь как комедия-фарс

Из "ЗНАКИ НА ПУТИ ОТ НИСАРГАДАТТЫ МАХАРАДЖА"

Однажды вечером один из посетителей начал разговор такими словами: "Махарадж, вы иногда говорите, что весь проявленный мир – это
иллюзия, он подобен кинофильму или спектаклю, и что…"

Махарадж, засмеявшись, перебил его: "Но это не обычное кино, снятое с определенной целью; это потрясающая комедия, настоящий фарс, если вы только можете ясно видеть все это, как оно есть. Посмотрите, вот я, у себя дома, никого не трогаю, делаю то, что естествен-но приходит мне в голову. Предположим, однажды у моих дверей появляется полицейский и обвиняет меня в нападении и грабеже, совершенных в Калькутте тогда-то и тогда-то. Я отве-чаю ему, что никогда никуда не уезжал из своего родного города, не говоря уже о том, чтобы быть в Калькутте и принимать участие в нападении и грабеже. Уверенность, с которой я го-ворю это, уменьшает его решительность, он продолжает допрос и обнаруживает, что сказан-ное мною – правда. И тогда он извиняется и оставляет меня в покое. Так должно быть.
Но теперь начинается комическая часть. Вам также предъявляют подобное обвинение; вы также никогда не были в Калькутте, но присутствие полицейского вселяет в вас такой страх, что вы не в состоянии сказать что-либо в свою защиту и позволяете ему арестовать вас. Позже, находясь за решеткой, вы сокрушаетесь по поводу своего заточения и плачете о свободе! Разве не смешно?
Collapse )