Хворостин Николай (Аука) (auka) wrote,
Хворостин Николай (Аука)
auka

Трудности перевода.

Разговаривая с детьми, Расколбасов не переставал удивляться тому, как они легко обходятся без понимания значения многих слов. Говоришь с карапузом, которому от роду года два с кепкой, и вполне находишь с ним общий язык. А спроси его, что значит слово «нюанс» (которое использовал при разговоре с ним) так ведь не скажет или что-нибудь эдакое выдаст. И что самое удивительное – ведь может этот маленький человечек одинаково успешно общаться и со сверстниками и со взрослыми, вне зависимости от их образованности и социального положения. А слов-то знает – «фиг да маленько», к тому же большую часть из них может и не понимает толком.
Но чем большее количество слов узнает человек, чем большее количество смыслов он постигает, тем труднее и труднее становится ему понимать других. Странность эта весьма и весьма занимала мысли Расколбасова. Получалась довольно забавная картинка. На бытовом уровне, вроде бы худо-бедно, но договориться, и понять друг друга, было можно. Если конечно не просить: “Дорогая, ты не могла бы мне подать “штангельциркуль», а обойтись чем-то вроде «вон ту штуку, похожую на линейку подай”. Но стоило только коснуться материи более тонкой, вроде собственных переживаний или оценки поведения другого человека, как начинались трудности перевода. Слов для описания подобных явлений, явно было недостаточно.

«Выяснение отношений», посредством словесных баталий, могли растягиваться на годы, но так и ни к чему не приводили. Не могли взрослые люди договориться. Потому как слов было недостаточно, а те слова, что находились, еще больше запутывали. И ничего, что филологическое образование, или прочитано море умных книг. Это не помогало, а скорее еще и еще сильнее запутывало.

Трудности перевода «с родного на родной язык», можно было обнаружить при общении с людьми другого социального круга или культурного уровня. Было странно, что одни и те же слова понимались совершенно иначе жителем глубинки и завсегдатаем ночных клубов. Или родителями и их детьми. Тут-то казалось бы, откуда взяться подобным трудностям? Человек мог знать с десяток иностранных языков и не найти общего языка с продавцом хлебного ларька или собственными ребенком.

Сложнее всего было с так называемыми «вечными» словами. Жизнь, Смерть, Любовь, Измена, Ложь, Правда и множество других подобных слов, были известны каждому. Но вот понимались, истолковывались, а главное применялись ох и по-разному. Своя «правда» была у вора и домохозяйки. Понятие «чести» у серийного маньяка и его жертвы – как две галактики. Отношение к Смерти патологоанатома и домохозяйки. Измена толковалась всеми возможными способами в зависимости от ситуации. Жизнь и Правда, как известно у каждого своя.

В итоге выстраивалась эдакая Вавилонская Башня, в которой бились, силясь понять друг друга люди, говорящие на одинаковых языках , и не могли достучаться один до другого. Часто проще было перевести на другой язык и быть понятым, чем объяснить тоже самое, говорящему на одном с тобой языке.

А как же дети? А влюбленные? А люди, которые не могли общаться словами напрямую?
Ведь они же как-то договариваются? Да не как-то, а очень даже успешно. И чувствуют себя при этом неплохо. Как им это удается?

Расколбасов нашел один из возможных ответов на эти вопросы, когда у него самого появился ребенок. Он вдруг понял, что он настолько любит и принимает его таким, какой он есть. И поэтому (а может и вопреки этому) может легко «пожертвовать» тем, что не понимает некоторых его слов. Сынишка Расколбасова лепетал на непонятном наречии и, тем не менее, Расколбасов понимал его. Это было очень просто. Никаких трудностей перевода. Как и понимал свою любимую жену, когда смотрел в её глаза. Слова были бесполезны, а главное не нужны. Как описать словами то ощущение, когда детский кулачок сжимает твой палец? Какие слова помогут передать вкус губ любимой. Откуда взять слов для, того чтобы передать горе от смерти отца?

Трудности перевода. Неизбежная ситуация при попытке доказать кому-то что-то. Гарантированные сложности, если пытаешься «склеить» уже несуществующие отношения. Бесполезная трата времени, если пытаешь «читать мораль», зная, что в действительно всё обстоит иначе.

И приходят двое к психологу за советом, потому как не могут «найти общий язык» и тот вдруг «чудесно» помогает, просто предлагая найти одинаковое понимание обычных слов. Хотя часто просто бесполезно пытаться выразить словами, то что выразить словами не получится.

Трудности перевода! Никогда нельзя быть к ним готовым и так легко их избежать, если просто Любишь.
Tags: Хроники Расколбасова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments